Инфоняня - Сайт для родителей и детей

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
Курсовые и дипломы по дисциплинам Маркетинг, менеджмент, Внешнеэкономическая деятель

Полные версии материалов во вложении!

Внешнеторговая политика России в 1990-е годы и ее роль в развитии внешнеэкономических связей

Внешнеторговая политика России в 1990-е годы и ее роль в развитии внешнеэкономических связей 1 год 6 мес. тому назад #1008

  • Админчик
  • Админчик аватар
  • Offline
  • Администратор
  • Сообщений: 1283
  • Репутация: 0
Введение
Экономическая система России переживает процесс глубокой трансформации, связанный с переходом от директивно-плановой к рыночной экономике, в котором важнейшим условием, способствующим формированию новых экономических отношений, является всестороннее развитие внешнеэкономических связей, более активное участие России в функционировании мирового хозяйства. Этот процесс, однако, осложняется тем, что осуществляемые в стране реформы не имеют аналогов в мировой практике.
Процесс трансформации внешнеэкономических связей носит системный характер и требует адекватного отражения в экономической науке. Произошла не только смена экономической системы, принципов ее управления, но изменился существовавший общественно-политический строй, кардинально изменив характер и сущность внешнеэкономических связей. В новых геополитических и геоэкономических условиях внешнеэкономические связи, трансформируясь, теряя характер государственной монополии, предполагают не только включенность в этот процесс предприятий, осваивающих новые сферы и виды деятельности, но и формирование новой целостной концептуально-методологической системы их регулирования и управления на макро- и микроуровнях. Новые внешнеэкономические реальности требуют категориального определения внешнеэкономической деятельности и внешнеэкономического комплекса как элементов целостной системы, существенно влияющих на весь ход трансформационного процесса.
Сложные проблемы возникают в связи с достижением соответствия национальной инфраструктуры внешнеэкономических связей стандартам международных организаций (Всемирная торговая организация, Международная система стандартов, Совет таможенного союза и др.), при выборе оптимального варианта интеграции России в мирохозяйственную систему. Причем сложность данной ситуации обусловлена не только необходимостью осуществлять разновекторное интеграционное сотрудничество со странами – республиками бывшего СССР и странами ЕС, АТР, но и строить принципиально новую институциональную структуру по управлению внешнеэкономическими связями, являющейся составной часть формирующейся новой структуры экономики России.
Значительный комплекс проблем сопряжен с необходимостью обеспечения экономической безопасности страны как целостной системы, оптимизирующей цели и параметры общественного развития, а также определяющей баланс между осуществлением либерализационных форм реформирования экономики и необходимостью усиления экономической роли государства при широком участии России в мировых интеграционных процессах. [Солдатов М. Н. Об обеспечении экономической безопасности // Экономист. – 2001. – № 4, стр. 4.]
В сложной экономической ситуации переходного периода процесс трансформации внешнеэкономических связей носит системный характер и не только формирует их новую экономическую структуру, но и меняет сам механизм и содержание реализации и управления внешнеэкономической деятельностью.
В связи с этим весьма актуально исследование всех аспектов трансформационного процесса внешнеэкономических связей России, являющегося важнейшим фактором становления новой экономической системы.
В построении методологии анализа внешнеэкономических связей и рассмотрения различных аспектов этого процесса автор опирался на работы отечественных и зарубежных исследователей. Это прежде всего работы Л. Абалкина, А. Булатова, П. Бунина, С. Глазьева, Т. Игнатовой, И. Кокарева, В. Крауса, С. Лаврова, П. Линдерта, М. Максимова, Ю. Петрова, Г. Солодкова, Г. Семенова, Ю. Швыркова и др.
В начале 1990-х гг. отечественная экономическая наука активно анализирует интеграционные процессы национальной экономики, влияние внешнеэкономических связей на ход реформ, зарубежный опыт и возможность его использования. Этому посвящены работы В. Андрюшина, Е. Балацкого, Н. Блинова, В. Власова, И. Вовк, Е. Гайдара, А. Городецкого, В. Жукова, С. Захарова, А. Зверева, П. Иванова, М. Ионова, С. Колчина, В. Лексина, Ж. Медведева, Г. Мельниковой, А. Наговицкого, В. Некрасова, Е. Олейникова, А. Потемкина, Л. Сабельниковой, А. Спартака, Б. Фомичева, Г. Явлинского, Е. Ясина.
Значительное число работ отечественных экономистов последних лет посвящено проблемам трансформации внешнеэкономических связей, развития внешнеэкономической деятельности, обеспечения экономической безопасности России. Авторская концепция сущности, преобразования и управления внешнеэкономическими связями, трансформации их инфраструктуры, степени их влияния на экономическую безопасность формировалась в ходе изучения работ В. Андрианова, И. Балабанова, М. Богуславского, С. Борисова, Л. Вардомского, Б. Габричидзе, И. Герчаковой, А. Епифанова, Е. Ищенко, Э. Кочетова, В. Ломакина, В. Мельниковой, Ю. Морозова, В. Орешкина, В. Покровской, Л. Соровского, И. Фаминского, Г. Шагалова, С. Шаталина. Анализ этих работ проводился с использованием произведений А. Смита, В. Леонтьева, М. Пебро, В. Хойера, Р. Холта. [Солдатов М. Н. Об обеспечении экономической безопасности // Экономист. – 2001. – № 4, стр. 6.]
В то же время, несмотря на возрастающее внимание отечественных исследователей к вопросам трансформации внешнеэкономических связей, развития и управления внешнеэкономической деятельностью, их влияния на экономическую безопасность России в период реформирования экономической системы, многие аспекты остаются недостаточно исследованными и дискуссионными. Это объясняется не только различными подходами к обсуждаемой теме, динамизмом и незавершенностью процесса, но и появлением новых факторов быстро меняющейся экономической ситуации, требующей оперативного исследования. Поэтому эти проблемы содержат значительный потенциал для дальнейшего изучения, требуют их теоретического осмысления, методологической разработки и практических рекомендаций.
Актуальность обозначенной проблемы, неполная степень ее разработанности в отечественной литературе, наличие значительного круга дискуссионных вопросов определили цели и задачи курсового исследования, его логику и структуру.
Цели и задачи исследования. Целью курсовой работы является выявление и определение нового теоретико-методологического и организационно-экономического содержания внешнеэкономических связей, внешнеэкономической деятельности и внешнеэкономического комплекса в современной экономической системе России и формирования механизма их укрепления и регулирования на макро- и микроуровнях с учетом обеспечения и управления экономической безопасности страны.
Глава I. Развитие внешнеторговой политики России в 1990-е годы
§ 1. Основные черты российской внешней торговли накануне реформ 1990-х годов
Сложившаяся за годы реформ структура российской внешней торговли, отсталый, чуть ли не "колониальный" характер которой более чем очевиден (доминирование минерального сырья, топлива и металлов при крайне низком удельном весе машин и оборудования и вообще готовых изделий в экспорте, очень высокая доля продовольствия и сельскохозяйственного сырья, а также машин и оборудования и потребительских товаров в импорте), – это во многом следствие пренебрежения структурной (промышленной) политикой как важнейшим элементом общехозяйственной стратегии и пренебрежения нерыночными методами воздействия на развитие внешней торговли – как ограничительными, так и стимулирующими (последние – кредитование и страхование определенных видов экспорта, финансирование маркетинга и т. п.). [Васильев Г. И., Галанов С. С. Новый механизм и кредитования внешнеэкономического комплекса. – М.: Финансы и статистика, 1999, стр. 21.]
Быстрая деградация промышленности и превращение России в сырьевую периферию мирового рынка в значительной мере было обусловлено увлечением радикальным либерализмом в проведении реформ.
В первых официальных заявлениях и документах направление российской внешнеэкономической политики определялось довольно однозначно. В правительственной "Программе углубления экономических реформ" (1992 г.), например, внешнеэкономической проблематике был посвящен раздел 3.5., озаглавленный "Либерализация внешнеэкономической деятельности. Открытие экономики", в котором сообщалось, что либерализация является "одним из ключевых" направлений экономической политики, "обеспечивающим" улучшение положения России в системе международного разделения труда. Соответственно среди среднесрочных целей этой программы под номером 1 фигурировал "полный демонтаж количественных ограничений во внешней торговле", т. е. реализация того, о чем могут только мечтать даже самые высокоразвитые страны мира. Более прагматично предполагалось менять таможенный тариф – в увязке с задачами регулирования процессов структурной перестройки народного хозяйства (которые, заметим, так до сих пор и не сформулированы, не говоря уже об их практической реализации).
Через год (в августе 1993 г.) принимается, однако, уже совсем, казалось бы, иной по духу документ, видимо, явившийся реакцией на резкое ухудшение хозяйственной ситуации в России. Это – правительственная программа на 1993–1995 гг. "Развитие реформ и стабилизация российской экономики", в центре внимания внешнеэкономического раздела которой теперь уже не либерализация (хотя дежурные фразы о ней присутствуют), а конкретные проблемы взаимосвязи внешнеэкономической политики со структурной политикой (повторяем, практически не существующей), усиления контроля за экспортом стратегически важных сырьевых товаров (забегая вперед, скажем, что и в этой области все получилось наоборот), ограничения иностранной конкуренции на внутреннем рынке и т.п. Чуть позже МВЭС опубликовало свой проект "основных положений" Концепции внешнеэкономической политики РФ на 1990-е годы, в котором стратегические цели развития ВЭД формулируются в этом же плане, но еще более четко и грамотно (если соотносить их с мировым опытом в этой области). Комментируя его, тогдашний министр внешних экономических связей С. Глазьев подчеркивал, что данная Концепция прежде всего "подчинена задаче структурной перестройки экономики страны" и что внешнеэкономическая политика "является одним из важнейших инструментов обеспечения экономического роста и активной промышленной политики".
Судя по этим документам (да и не только по ним), в 1993 г. назревала серьезная корректировка общей стратегии реформ, которая, однако, так и не состоялась. Новый подход к внешнеэкономическим связям не мог быть реализован прежде всего из-за отсутствия у российского руководства действительного интереса к структурной (промышленной) политике, которая только и может быть прочной и разумной основой (своего рода "якорем") внешнеторговой стратегии, позволяя решать ее вопросы в контексте подлинных и долгосрочных национальных экономических интересов. "Даже разговоры о промышленной политике рассматриваются (в российских верхах ) как угроза будущему России", – сожалеет директор американского Института Макроэкономики Маршалл Поумер, считающий промышленную политику "совершенно необходимой составной частью будущего процветания России". [Васильев Г. И., Галанов С. С. Новый механизм и кредитования внешнеэкономического комплекса. – М.: Финансы и статистика, 1999, стр. 23.]
Конечно, делая подобные обобщения о позиции российского руководства, нужно понимать, что это руководство – в лице разных ветвей власти и ведомств – не едино во взглядах на развитие ВЭД и задачи управления этой сферой. Традиционно довольно взвешенным подходом к проблемам регулирования ВЭД отличается внешнеэкономическое ведомство (МВЭС, потом Министерство торговли), но оно политически маловлиятельно. Интересы своей сферы ответственности более или менее последовательно в последние годы пытается защищать Минсельхозпрод, выступая с предложениями более жесткого регулирования импорта продовольственных товаров, но и его позиция особенно не принимается во внимание. Хотя механизм принятия решений в российских верхах плохо отлажен и в целом слабо "прозрачен", но есть основания утверждать, что за многими радикально-либералистскими решениями стоит непосредственно администрация президента РФ. Это же направление политики обычно поддерживается рядом наиболее влиятельных министерств (финансов, иностранных дел и др.). [Солдатов М. Н. Об обеспечении экономической безопасности // Экономист. – 2001. – № 4, стр. 15.]
На позицию российской "верхушки" до сих пор очень слабое влияние оказывают интересы сферы материального производства, если не считать нескольких промышленных гигантов типа Газпрома. Вообще российское общество и российская политическая система в социальном отношении демократизированы очень слабо: плохо структурированы и еще хуже представлены на уровне тех сил, которые реально принимают решения в стране, законные интересы широких слоев населения, различных профессиональных групп, отраслей и предприятий, собственников и предпринимателей – при диспропорционально сильном влиянии политических "кланов". В этом, кстати, одна из важнейших причин "беспочвенности" многих реформаторских идей и шагов, оборачивающаяся серьезными потерями для страны. В США, например, реальную внешнеэкономическую политику во многом "заземляет" то большое влияние, которое оказывают на ее формирование профсоюзы, отраслевые и профессиональные ассоциации, различные общественные институты.
§ 2. Характеристика основных этапов эволюции внешней торговой политики России 1990-х годов
Если говорить о конкретной эволюции внешнеторговой политики России, то ее можно условно разделить на три этапа, каждый из которых отличается известным своеобразием в расстановке акцентов в регулятивной деятельности властей. Специфика первого, начального, этапа (с конца 1991 по 1993 г.) была во многом связана с проведенной в стране либерализацией цен и искусственно заниженным курсом рубля, которые обусловили необходимость усиления контроля за экспортом во избежание вымывания из экономики жизненно важных товаров, особенно энергоресурсов. Экспортные ограничения на этом этапе в условиях окончательно отмененной в 1991 г. государственной монополии внешней торговли стали применяться в форме лицензирования, квотирования, налогообложения, обязательной продажи валюты экспортерами государству по завышенным ставкам. В начале 1992 г. экспортные квоты были установлены на 13 групп товаров, экспортные налоги – на 53 группы (в основном природные ресурсы). Отношения со странами СНГ регулировались посредством двусторонних межгосударственных соглашений, осуществляемых через Росконтракт. [Васильев Г. И., Галанов С. С. Новый механизм и кредитования внешнеэкономического комплекса. – М.: Финансы и статистика, 1999, стр. 24.]
Эффективность этих мер регулирования экспорта оказалась очень низкой как из-за фактического отсутствия таможенных границ с членами только что созданного СНГ, так из-за общей неразберихи в управлении экономикой и развала государственного аппарата. К тому же многие предприятия, попав в тяжелое положение в результате "шоковой терапии", пытались как-то смягчить его за счет расширения продаж на внешних рынках, требуя для себя исключений из правил контроля или просто не соблюдая их. В первом полугодии 1992 г. такие исключения (в основном освобождение от уплаты экспортных пошлин) были предоставлены в 61 случае.
Что касается "прозрачности" границ новой России, то эта проблема и дальше продолжала оставаться постоянной "головной болью" российских властей, с которой до сих пор – несмотря на множество принятых мер – им так и не удалось полностью справиться. Найти же какие-то иные, нетрадиционные пути контроля за торговыми потоками власти практически не пытались, да это было и нелегко сделать в условиях новой хозяйственной системы. Еще сложнее, наверное, было как-то рационализировать инициированное реформами коммерческое поведение предприятий, устремившихся – без достаточной подготовки и знания конъюнктуры – на внешние рынки и серьезно подорвавших цены на многие товары традиционного российского экспорта. Но предвидеть подобный разворот событий было несложно, так же как вполне можно было и принять упреждающие меры, "притормозив", например, процесс разрушения государственной монополии внешней торговли или даже восстановив ее на некоторые стратегические товары. Позднее стало ясно и то, что, поторопившись с отменой этой монополии, государство лишило себя одного из основных источников инвестиционных ресурсов, столь необходимых в период структурной перестройки хозяйства. [Чернышев А. В. Мировые интеграционные процессы и интересы России // МБР-2001, стр. 48.]
С регулированием импорта правительство РФ обошлось еще более решительно: в первой половине 1992 г. Россия вообще жила без импортного таможенного тарифа – беспрецедентный случай в мировой практике по крайней мере последнего столетия. Лишь потом они были формально, практически без дифференциации установлены на уровне около 5% (средневзвешенный уровень – 4%), т.е. на уровне высокоразвитых стран типа США или Японии.
В современных дискуссиях о примененной в России модели реформ и ее начальных, решающих, шагах неоправданно малое значение придается проблеме их скорости – как, в общем, непринципиальной. Между тем даже абсолютно верные меры, осуществленные слишком быстро, могут серьезно нарушить органику процессов общественно-экономической жизни и даже обернуться катастрофой. "Идеал, чтобы укорениться в жизни, нуждается в росте постепенно возникающих всеобщих традиций, способных удержать на себе груз его практических воплощений", – писал один из крупнейших западных философов ХХ столетия, "последний метафизик", как его иногда называют, А. Н. Уайтхед. И далее об опасности анархической страсти к немедленному разрушению всего старого: "Искусство прогресса состоит в умении сохранять порядок в самом изменении и сохранять изменение в недрах порядка... Необходим порядок, пронизанный новизной".
Либерализация внешней торговли безусловно должна была сопровождаться глубокой структурной трансформацией экономики, которая в сложившихся условиях вряд ли могла осуществляться спонтанно, без участия государства, подлинной коммерциализацией предприятий, развитием соответствующей рыночной инфраструктуры и финансового сектора, устранением административного регулирования лишь по мере упрочения нового экономического механизма. Значительно опередив все эти процессы, скороспелая либерализация объективно лишь усилила те разрушительные тенденции, которые уже наметились в народном хозяйстве под влиянием непродуманных и столь же торопливых мер в других областях хозяйственной политики. Иначе говоря, экономика России была объективно не готова к заданным "реформаторами" темпам и масштабам либерализации ВЭД. [Солдатов М. Н. Об обеспечении экономической безопасности // Экономист. – 2001. – № 4, стр. 17.]
Второй этап эволюции внешнеторговой политики связан с повышением обменного курса рубля, все более подрывающего конкурентоспособность российских товаров и способствующего углублению общехозяйственного кризиса, а также дерегулированием экспорта и некоторым усилением прагматизма в подходе к проблеме защиты национального рынка. К середине 1996 г. после отмены под настойчивым давлением МВФ экспортных пошлин, квот, системы регистрации экспортных контрактов и других подобных мер контроля окончательно "освобождается" экспорт. Его главным "ограничителем" теперь становится завышенный курс рубля, делающий убыточным вывоз за границу все большего числа отечественных товаров.
С другой стороны, сам факт дальнейшего углубления общехозяйственного кризиса все настойчивее ставит вопрос о необходимости более прагматичного подхода к проблеме регулирования импорта. Постепенно усиливается протекционистское давление "снизу", причем "либералов" в известной мере примиряет с набирающими силу "протекционистами" открывающаяся перспектива усиления налогообложения импорта в целях пополнения доходов хронически дефицитного федерального бюджета. На долю Государственного таможенного комитета приходится 25–26% всех поступлений в федеральный бюджет (сейчас эта доля уже превысила одну треть), причем ГТК в последние годы оказывается единственной правительственной организацией, постоянно не только выполняющей, но и перевыполняющей плановые задания по перечислению средств в бюджет. Таким образом, повышается фискальная роль таможенных пошлин и налогов, что, как известно и из теории, и из мировой практики, обычно вступает в непримиримое противоречие с их экономической ролью, т.е. задачей обслуживания с их помощью каких-то сущностных и долгосрочных интересов национальной экономики. Возникает любопытное противоречие: задача сбалансирования бюджета – это часть "либералистской" макроэкономической политики руководства РФ, но для ее решения приходится прибегать к мерам протекционистского характера. В то же время появляется новый серьезный фактор поддержания либералистского внешнеторгового курса: именно в эти годы Россия начинает процедуру официального присоединения к ВТО, что накладывает на нее целый ряд трудновыполнимых в сложившейся хозяйственной ситуации обязательств. [Абалкин Л. Перспективы экономики России на исходе XX века // Экономист. – 1996. – № 2, стр. 6.]
До недавнего времени вступление в ВТО объявлялось основной задачей внешнеэкономической политики России. Еще в конце 1997 г. премьер-министр В. Черномырдин ставил задачу вступления в ВТО до конца 1998 г., причем чуть ли не любой ценой. Но одновременно набирал силу и другой подход. Всего через пару месяцев после этого министр внешних экономических связей и торговли М. Фрадков, вскоре отправленный в отставку, делает заявление, что, хотя присоединение к ВТО – это "стратегическая задача", Россия вступит в эту организацию "только если это принесет реальное преимущество экономике страны".
К сожалению, среди значительной части российского истеблишмента до сих пор бытует представление, что присоединение к ВТО решительным образом улучшит режим сбыта российских товаров на внешних рынках, сделав невозможной их дискриминацию, и что без вступления в ВТО Россия не сможет интегрироваться в мировую торговую систему. В отношениях между самими странами-членами ВТО действует огромное количество различных торговых ограничений, явных и скрытых, под которые подпадает весьма существенная часть мировой торговли, причем членство в данной организации, как показывает практика, далеко не всегда защищает от дискриминации, особенно со стороны "сильных" членов, а торговые войны и конфликты между собратьями по ВТО – дело довольно обычное. Если же говорить об интеграции в мировую торговую систему, то целый ряд стран (например, Мексика, Китай) успешно справлялись с этой задачей и без присоединения к ВТО.

Продолжение работы в архиве

Это вложение скрыто для гостей. Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Это сообщение имеет вложенный файл..
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Модераторы: Админчик
Время создания страницы: 0.136 секунд

Понравилось? Поделись с друзьями: