Инфоняня - Сайт для родителей и детей

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
Курсовые и дипломы по дисциплинам Маркетинг, менеджмент, Внешнеэкономическая деятель

Полные версии материалов во вложении!

ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ И ЧЕХОСЛОВАКИЕЙ

ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ И ЧЕХОСЛОВАКИЕЙ 1 год 10 мес. тому назад #950

  • Админчик
  • Админчик аватар
  • Offline
  • Администратор
  • Сообщений: 1283
  • Репутация: 0
Введение
Актуальность, цели и задачи настоящего дипломного исследования будут обусловлены следующими теоретическими и практическими положениями.
Нынешний упадок в отношениях России со странами Центральной и Восточной Европы имеет свои причины и свою предысторию. Вряд ли справедливо этот упадок объяснять только как следствие расширения НАТО на Восток, хотя и этот фактор играет отнюдь не второстепенную роль.
Нужно признать: СССР в период перестройки и Россия на первом идеалистическом этапе демократических реформ сами оттолкнули от себя бывших союзников по Варшавскому Договору. Да, в этих странах прошли так называемые бархатные революции, в результате которых пали прежние режимы. Но разрыв взаимовыгодных связей во многих областях был больше результатом наших собственных необдуманных решений. Роспуск СЭВ, отмена клиринга, переход на долларовый расчет – все это сегодня приходится квалифицировать как явное забегание вперед. В тот период, как известно, долларовым запасом не располагали ни мы, ни наши партнеры по СЭВ. Наступила пауза в торгово-экономических отношениях, на которую наложились геополитические осложнения после распада СССР – экспансия НАТО и ослабление России в результате ошибок слишком амбициозных реформаторов.
Так что обида на бывших друзей в данном случае плохой советчик. Наш уход из этого стратегически важного региона явился такой же импровизацией, как ничем не обусловленный уход из Прибалтики и Беловежские соглашения.
Страны Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), как и Россия, проходят болезненный этап посткоммунистической трансформации. Причем более мягко и с меньшими социальными издержками. Вместе с тем нас объединяет принадлежность к общеевропейской культуре, истории, к одной цивилизации. Казалось бы, общность целей в проведении демократических и рыночных реформ, в ликвидации наследия тоталитаризма должна сближать наши страны, заставлять их лучше присматриваться к опыту друг друга, в том числе и к негативному. К сожалению, этого не произошло.
Страны ЦВЕ, одни в большей, другие в меньшей степени, дистанцируются от России. Их нынешние правительства прочно утвердились в своей евроатлантической ориентации и, кроме западных, иных путей интеграции для себя не видят. Торговый оборот у новой России с этим регионом резко сократился. Постепенно сужается и поле для взаимодействия в политической сфере. Среди восточноевропейских политиков бытуют довольно противоречивые рассуждения. Одни упрекают Россию: НАТО, мол, трансформируется в политическую организацию, стало быть, никакой угрозы безопасности России не представляет и потому не стоит преувеличенно реагировать на вступление новых членов. Другие политики, в основном в Польше и отчасти в Чехии, мыслят стереотипами разделенной Европы, позволяя себе высокомерно судить, кто достоин войти в число "цивилизованных государств", а кто нет. Как правило, это патологические русофобы, которые, оказавшись под защитой большого сильного дяди, дают волю своим антироссийским страстям, раньше тщательно скрываемым. Как разнузданные заявления иных польских политиков в отношении России сообразуются с заверениями руководства НАТО, что оно-то стремится к конструктивному партнерству с нашей страной? Было бы логично предположить, что НАТО должна нести свою часть ответственности за те или иные экстравагантные шаги своих "новобранцев". В противном случае напрашивается вопрос: не ведется ли здесь двойная игра и не права ли Россия, рассматривая расширение альянса на Восток как угрозу своей национальной безопасности?
Есть другая модель взаимоотношений с Россией новых членов и "соискателей" членства в НАТО. Условно говоря, это венгеро-словацкая модель. Две эти страны не инициируют искусственные обострения, проявляют заинтересованность в развитии торгово-экономического сотрудничества, поддержании политического диалога с Россией. Такие подходы создают условия для благожелательных и взаимовыгодных отношений.
В этой связи нельзя не обратить внимание на одно из последних заявлений министра иностранных дел Словакии Эдуарда Кукана. Говоря о бесповоротности решения стать членом НАТО, он подчеркнул, что для Словакии это ни в коем случае не означает недооценку или игнорирование интересов России.
Российская Федерация стремится к поддержанию равноправных и цивилизованных отношений со всеми государствами Центральной и Восточной Европы. Последние примеры нашего сотрудничества дают ясно понять, что Москва, руководствуясь в экономических отношениях соображениями взаимной выгоды, а в политических – принципом ненанесения ущерба друг другу, стоит на почве прагматизма и призывает к этому своих партнеров.
Словакия – один из самых ярких примеров такого курса. В этой стране мы видим прежде всего партнера, с которым хотели бы развивать взаимовыгодное сотрудничество. С нашей стороны для этого есть и политическая воля, и практическая готовность. Многое, однако, зависит и от Братиславы, от способности словацкой стороны учитывать интересы России. Следует отметить, что и здесь некоторые политики, зацикленные на натоцентризме, утверждают, будто бы Словакия зависит от России, и это вредит политическому имиджу республики в Западной Европе. Однако на практике сотрудничество Российской Федерации со Словацкой Республикой ныне, как никогда раньше, сводится к областям, где полностью совпадают наши политические и экономические интересы. Здесь речь не о зависимости, а о взаимозависимости. И трезвомыслящие люди в Словакии это прекрасно понимают.
Перспективы российско-словацкого сотрудничества выглядят в целом неплохо. Успешно осуществляется взаимодействие в нефтяной и газовой отраслях, атомной и классической энергетике, строительстве, машиностроении, развиваются научные, культурные, межрегиональные связи.
Словакия занимает ведущее место в Восточной Европе по транзиту российского газа и нефти. Через территорию СР только в 1999 году прошло более 90 миллиардов кубометров газа из России, более 7 миллиардов в качестве оплаты за транзит пошло на нужды республики. Крупнейшее в республике нефтяное предприятие "Словнафт" в прошлом году переработало более 10 миллионов тонн российской нефти, половина полученного топлива пошла на экспорт в Западную Европу.
Нельзя говорить о том, что такое сотрудничество какой-либо одной стороне выгодно в большей степени. Словакия получает "кровь" для собственной экономики – именно благодаря российским энергоносителям республика вышла на второе место в мире по газификации промышленных и жилых объектов. В то же время российские нефтяные и газовые предприятия видят в словацких коллегах надежных партнеров, скрупулезно выполняющих все условия контрактов. В начале этого года "Газпром" и словацкие газовые предприятия договорились о строительстве ответвления от газопровода Ямал – Западная Европа через территорию СР и соединении его со словацкой транзитной системой.
Новый проект позволит Словакии увеличить транзит российского газа через свою территорию еще на 30 миллиардов кубометров в год и принесет республике дополнительно сотни миллионов долларов.
Важное значение с точки зрения перспективы российско-словацкого сотрудничества имеют вопросы погашения российской задолженности перед Словакией. Не надо забывать, что долг России Словакии является словацкой частью долгов еще Советского Союза Чехословакии, образовавшихся в начале 90-х годов, после распада СЭВ. Тогда взаимозачеты всех поставок в рамках СЭВ были пересчитаны в безналичных инвалютных рублях по курсу 60 инвалютных копеек за 1 доллар США (реальный курс рубля к доллару в то время составлял примерно 6 к 1). В результате Советский Союз за поставки из Чехословакии, в основном продовольствия и товаров широкого потребления, остался должен около шести миллиардов долларов. После распада Чехословакии Словакия унаследовала два миллиарда долларов российских долгов.
С 1994 года Россия регулярно и исправно осуществляет деблокации своего долга Словацкой Республике путем поставок сырья, товаров и оборудования (уже погашено 700 миллионов долларов). Мы стремимся к тому, чтобы долговые проблемы, обычно отягощающие отношения государств, превращались в стимул для развития взаимных экономических, торговых, научных связей. Кроме того, российская сторона намерена не забывать и собственного товаропроизводителя. Важно и в дальнейшем увеличивать товарные поставки в нашу страну, искать наиболее выгодные возможности использовать средства, выделяемые в счет погашения задолженности перед Словацкой Республикой, для поддержки и развития российского производственного и научно-технического потенциала, обеспечения работой наших рабочих, инженеров, ученых, техников. [Гавел В. Умение ждать – это мастерство, которому надо учиться, как и умению созидать // Независимая газета. 1994.29 ноября, стр. 4]
Двадцать лет назад специалисты из СССР совместно с чехословацкими коллегами создавали корпуса и энергоблоки атомных электростанций Словакии. В рамках деблокации и сейчас на должном уровне сохраняются объемы российско-словацкого сотрудничества в области ядерной энергетики. АЭС "Богунице" и "Моховце", производящие более 43 процентов всей словацкой электроэнергии, полностью обеспечиваются российским ядерным топливом ежегодно на сумму 50 миллионов долларов.
Область деблокаций открывает неплохие перспективы для продвижения в Словакию передовых российских технологий. В рамках долга Россия осуществляет поставку оборудования для Международного лазерного центра в Братиславе. Один из долгосрочных проектов – создание "под ключ" российскими организациями Циклотронной лаборатории на общую сумму 120 миллионов долларов. Успешная реализация проекта будет содействовать подъему авторитета России не только в Словакии, но и в других странах.
Важный катализатор для развития отношений России со Словакией – налаживание прямого взаимодействия российских и словацких предпринимателей, межрегиональное сотрудничество.
Как показывает опыт, на региональном и муниципальном уровне всегда существуют и спрос, и предложение товаров и услуг. Многолетний опыт плодотворного сотрудничества наших столиц это доказывает. На контроле мэров Москвы и Братиславы находится ряд приоритетных проектов. Наиболее важный проект – "Братиславская улица" в Москве. Он включает станцию метро "Братиславская", школу российско-словацкой дружбы, Братиславский парк культуры и отдыха, а также ряд объектов, возводимых при участии словацких предприятий и фирм на Братиславской улице в московском микрорайоне "Марьино".
Одним словом, в сотрудничестве со странами Центральной и Восточной Европы для России приходит время собирать камни. Несмотря на произошедший десять лет назад развод, у нас много общего. Нужно только это видеть и грамотно использовать на благо друг друга. [Гавел В. Умение ждать – это мастерство, которому надо учиться, как и умению созидать // Независимая газета. 1994.29 ноября, стр. 5.]
Глава 1. "Корни современных российско-словацких отношений между Советским Союзом и Чехословацкой Социалистической Республикой"
1.1. Планы послевоенного развития Чехословакии и реальность.
После вступления СССР в антифашистскую коалицию чехословацкое эмигрантское правительство установило с ним дипломатические и союзнические отношения, тем самым упрочив свое международное положение. Крайне важным для Бенеша была и поддержка со стороны Советского Союза идеи восстановления единого чехословацкого государства после войны. Неоднократные заявления советских политических лидеров о нежелании вмешиваться во внутренние дела Чехословакии, в вопросы внутреннего устройства страны привели Бенеша к мысли о возможности восстановления чехословацкого буржуазно-демократического государства, опираясь на союз и дружбу не только с Западом, но и с СССР. В декабре 1943 г. президент ЧСР первым из лидеров малых стран, несмотря на недовольство Лондона, подписал союзнический договор с Советским Союзом.
Во время московского визита он провел переговоры с советским руководством по вопросам о границах будущей Чехословакии, о переселении немецкого и венгерского населения, о политике в отношении Венгрии и Германии, об экономическом и военном сотрудничестве после войны, помощи СССР Чехословакии на заключительном этапе войны, о Польше и "общей политической линии" в отношении союзников. При этом, по словам Бенеша, была достигнута полная договоренность.
В рамках визита состоялась и встреча Бенеша с представителями заграничного руководства КПЧ, на которой были обсуждены вопросы военного взаимодействия с Красной Армией, дальнейшего развития национально-освободительного движения в стране и послевоенного устройства Чехословакии. К. Готвальд передал Бенешу предложения коммунистов в отношении руководства национально-освободительной борьбой в стране и основных принципов политики в послевоенный период. Коммунисты считали целесообразным функционирование Национального фронта после войны, желали, чтобы освобожденная республика базировалась на "подлинной" демократии внутри страны и прочной дружбе с Советским Союзом во внешнеполитическом плане. [Поп И. И. Чехословакия – Советский Союз 1941-1948 гг. М., 1990. С. 200-205., стр. 31.]
Бенеш, соглашаясь в основном с собеседниками, считал, что окончательная форма и содержание общественного строя будут определены чехословацким народом демократическим путем после войны. Оставаясь приверженцем идеи единого государства и единой чехословацкой нации, президент ЧСР высказался за то, чтобы отношения чехов и словаков после войны основывались на полном равенстве. Коммунисты заявили о стремлении проводить все переходные мероприятия "демократическим путем при активном участии самых широких слоев народа". С помощью людей, доказавших свою преданность стране как перед Мюнхеном, так и после него. [Proks P. Ceskoslovensko. Politicka moc a sovetizace (1945-1948) // Sovetizace vychodni Evropy. Praha, 1995.S. 40.]
Тесные союзнические отношения с СССР все больше вовлекали Чехословакию в сферу советского влияния, ставили внешнюю политику страны в зависимость от советской. Сотрудничество Бенеша с коммунистами вело к укреплению их позиций и влияния. Начавшееся освобождение Словакии и Чешских земель Красной Армией в еще большей степени содействовало этим тенденциям.
Определенный нажим советской стороны Бенеш почувствовал уже на рубеже 1944-1945 гг., в частности, по вопросу признания польского временного правительства. Первоначально он собирался связать этот вопрос с решением спорных проблем чехословацко-польских взаимоотношений, добиться советской поддержки в вопросе о принадлежности Тешинской Силезии. Однако представлявший НКИД В. Зорин настоятельно рекомендовал не связывать вопрос о признании польского правительства с разрешением спорных вопросов, а в отношении проблемы Тешина заявил, что это дело непосредственных чехословацко-польских переговоров. Бенеш был вынужден признать польское правительство без каких-либо предварительных условий. [Марьина В. В. Вступление и перевод части книги Э. Бенеша "Демократия сегодня и завтра"// Вопросы истории. 1993.№ 3., стр. 21.]
Тесное внешнеполитическое сотрудничество с советской стороной в какой-то степени объяснялось желанием Э. Бенеша заручиться поддержкой СССР в вопросе о послевоенном выселении немцев и венгров с территории Чехословакии. В ходе подготовки соглашения о перемирии с Венгрией в январе 1945 г. чехословацкое правительство поставило вопрос о том, чтобы в документе было зафиксировано положение о выселении венгров и обязательство венгерской стороны о принятии переселенцев. Однако советская сторона, поддержав пожелание допустить чехословацкого представителя в Союзную Контрольную Комиссию, вопрос о переселении венгров решила отложить до заключения мирного договора с Венгрией.
В связи с быстрым продвижением Красной Армии в районе Силезии и в Словакии Бенеш по предложению советского руководства принял решение выехать из Лондона на освобожденную территорию Чехословакии через Москву, чтобы обсудить там с советским правительством ряд актуальных политических вопросов. В столице СССР также планировалась встреча с чехословацкими политическими деятелями и делегатами Словацкого Национального совета (СНС), обсуждение с ними состава нового правительства страны. Коротко, позиция Бенеша по основным вопросам переговоров сводилась к следующему. [Документы и материалы по истории советско-чехословацких отношений (далее – ДМИСЧО). М., 1978. Т. 3. С. 116.]
Он, как и прежде, настаивал на домюнхенских границах Чехословакии и заявил о некоторых претензиях на пограничную с Германией область. Бенеш считал необходимым выселить из страны не менее 2 млн. немцев и до 400 тыс. венгров. В отношении Карпатской Украины им было высказано мнение, что вопрос будет решен положительно для Советского Союза, но окончательно после обсуждения в парламенте; граница между СССР и Чехословакией должна остаться границей между Словакией и Закарпатьем. Президент ЧСР заявил о желании национализировать предприятия, брошенные немцами и венграми, некоторые из которых советское руководство склонно было включить в категорию военных трофеев на освобожденной территории. Он планировал увеличение чехословацкой армии, а также просил советскую сторону оказать материальную поддержку населению освобожденной территории и предоставить кредиты. Во время бесед с Молотовым и посещением Всеславянского комитета Бенеш подчеркивал значение общеславянской политики как гарантии против новой немецкой угрозы.
В результате московских переговоров было создано новое чехословацкое правительство во главе с бывшим послом республики в СССР левым социал-демократом З. Фирлингером. Сильные позиции в правительстве получили коммунисты. К. Готвальд и словацкий коммунист В. Широкий заняли посты заместителей председателя правительства. Коммунистами также были министры: внутренних дел (В. Носек), информации (В. Копецкий), земледелия (Ю. Дюриш), а также государственный секретарь в министерстве иностранных дел В. Клементис. Левых взглядов придерживались формально беспартийные министры школ и просвещения (З. Неедлы) и национальной обороны (Л. Свобода).
5 апреля 1945 г. в Кошицах (Словакия) была принята разработанная в Москве при активном участии коммунистов программа правительства: послевоенная Чехословацкая республика должна была опираться на тесный союз с СССР, строить армию и службу безопасности по советскому образцу, национализировать ключевые отрасли промышленности и банки, конституировать Национальный фронт чехов и словаков, включавший лишь партии и организации, участвовавшие в национально-освободительной борьбе. Кошицкая правительственная программа объявляла о необходимости конфискации имущества немцев, венгров (кроме антифашистов), предателей и коллаборационистов; декларировала создание новых органов государственного и общественного управления – национальных комитетов. В ней говорилось также, что отношения чехов и словаков будут строиться на основе равноправия, что будет восстановлено хозяйство страны, реформированы образование и культура проведена земельная реформа.
В этот период Бенеш не отказывался и от сотрудничества с Западом, надеясь, что с его помощью ему удастся установить в ЧСР демократический режим. Особые надежды при этом Бенеш возлагал на США, стремясь чтобы американские войска освободили как можно большую часть территории Чехословакии и первыми вошли в Прагу. Однако перед США стояла задача завершения войны на Дальнем Востоке, и вступать в конфронтацию с СССР они не считали возможным. Американские войска остановились на линии Карловы-Вары – Пльзень – Ческе Будеевицы, о которой еще раньше была достигнута договоренность между союзниками. [Марьина В. В. Вступление и перевод части книги Э. Бенеша "Демократия сегодня и завтра"// Вопросы истории. 1993.№ 1, 3.]
В первые мирные месяцы Бенеш в своей концепции внешней политики Чехословакии учитывал географическое положение страны, желая видеть ее в качестве моста между Востоком и Западом, и полагал, что сотрудничество между СССР и западными странами продлиться и в послевоенный период.
После освобождения Чехословакии президент и правительство переехали в Прагу. 16 мая, выступая на Староместской площади, Бенеш подчеркнул, что чехи и словаки начинают новую жизнь, которая будет строиться на новых идеалах, новых ценностях, они будут стремиться создать новое, более совершенное общество, но в духе национальных традиций и на принципах, которые провозглашал Т. Г. Масарик. Президент рассказал о деятельности эмигрантского правительства, указал на взаимодействие всех ветвей сопротивления как в стране, так и за рубежом – на Западе и в СССР, – заявив, что окончательное единение произошло в марте 1945 г. в Москве. Затем Бенеш в общих чертах обрисовал свое видение послевоенного чехословацкого общества. Непосредственными задачами он считал укрепление государственной дисциплины и возвращение к нормальной демократической жизни политических партий на основе свободных дискуссий, конституции и внутренних законов страны. Все это, по его мнению, должно быть направлено на создание новой политической жизни и нового государственного устройства. Он предлагал переформировать партийную структуру, сократив число политических партий по сравнению с двоенным периодом, пересмотреть чешско-словацкие отношения (не уточняя впрочем детали), бескомпромиссно выселить немцев с Чешских земель и венгров из Словакии в целях создания единого национального государства чехов и словаков.
Президент считал необходимым избавиться от последствий германизации в культурной, экономической и политической областях. Он высказался за то, чтобы придать новые черты экономической и социальной жизни, введя планирование в промышленности и сельском хозяйстве, а также наметив новые планы развития культуры, которая безжалостно уничтожалась в течение шести лет нацистского господства. Кроме того, Бенеш планировал реорганизовать государственное управление, подготовить проект создания новой чехословацкой армии, с новой структурой, отвечающей изменившейся обстановке. Все это, по его мысли, должно быть зафиксировано в новой конституции. В заключение президент выразил благодарность Советскому Союзу, Великобритании, США. Франции и другим союзным державам за освобождение страны. [Гавел В. Умение ждать – это мастерство, которому надо учиться, как и умению созидать // Независимая газета. 1994.29 ноября, стр. 3.]
Бенеш, с одной стороны, провозглашал верность принципам буржуазной демократии, с другой – подчеркивал необходимость значительных реформ, ориентации на идеалы "народной демократии" и проведения "славянской политики". Эта позиция Бенеша, с одной стороны, отвечала его идеям послевоенного развития, разработанным им еще в годы войны, и в то же время была и вынужденной уступкой коммунистам, влияние которых в стране весьма усилилось.
Последние использовали естественные симпатии населения страны к СССР как освободителю от фашизма, предлагали радикальные экономические и социальные реформы, стараясь привлечь в свои ряды сторонников, критиковали союз с Западом, приведший до войны к Мюнхену и оккупации. Чехословацкие коммунисты выступали как защитники "национальных интересов", провозглашали демократический специфический путь страны к социализму, заявляя, что речь не идет о слепом копировании советского образца.
На Потсдамской конференции представители трех держав – США, СССР и Великобритании достигли соглашения о выселении немцев из Польши, Чехословакии и Венгрии. В тот же самый день, 2 августа 1945 г., Э. Бенеш издал конституционный декрет о лишении лиц немецкой и венгерской национальности чехословацкого гражданства. Еще ранее им были подписаны декреты о лишении имущества немцев и венгров (которые приравнивались к предателям и коллаборационистам). Фактическое выселение немцев и венгров регулировалось указами Министерства внутренних дел на основе постановления правительства. На местах оно проводилось весьма жестко: немцам объявлялось, что они должны собраться в течение 15 минут и выехать в Германию, причем на дорогу кроме 5 марок никаких личных вещей и продовольствия брать не разрешалось. Разоренные, не видя никаких перспектив, они нередко кончали жизнь самоубийством. [Серапионова Е. П. Эдуард Бенеш и его идеи демократического развития общества // Славяноведение. 1998.№ 1. С. 11-21.]
Поддерживая чехословацкую сторону в вопросе о выселении немцев и венгров, Советский Союз не упускал из виду и свои государственно-политические интересы. Взяв на заметку неоднократные высказывания Бенеша в годы войны о том, что он рассматривает вхождение Подкарпатской Руси в состав ЧСР как временное, советские представители прямо поставили вопрос о письменном заявлении, что чехословацкий президент не возражает против передачи этой территории СССР (еще на переговорах в Москве в марте 1945 г.). Разница в позициях сторон заключалась в том, что Бенеш настаивал на окончательном решении вопроса парламентом страны после ее освобождения, советская сторона – на скорейшем решении вопроса. Когда же в июне 1945 г. текст договора о Закарпатской Украине был уже готов, Сталин, со свойственным ему лицемерием, заявил Фирлингеру, что советская сторона не торопит с его подписанием. Однако уже на следующий день договор о включении Закарпатской Украины в состав УССР был подписан.
Бенеш напрасно надеялся на советскую поддержку ССР во внешнеполитических отношениях с Польшей и Венгрией. В конфликтных ситуациях между странами Центральной и Восточной Европы советские политические лидеры занимали весьма осторожную позицию, открыто не поддерживая ни одну из сторон, лавируя между ними, обещая содействие в урегулировании споров, используя противоречия между ними как рычаг давления. [Поп И. И. Чехословакия – Советский Союз 1941-1948 гг. М., 1990. С. 200-205., стр. 32.]
В первые послевоенные годы советское государство по просьбе чехословацкого правительства оказало Чехословакии огромную помощь продовольствием и сырьем. Начавшееся в 1945 г. тесное внешнеполитическое и экономическое сотрудничество двух стран строилось, однако, не на партнерстве и равенстве, а характеризовалось политическим диктатом СССР, за который он впрочем щедро расплачивался материальной помощью.
Что касается внутренней обстановки в Чехословакии в 1945 г., то Бенешу пришлось почти сразу столкнуться со сложностями в урегулировании чешско-словацких отношений. Словацкий Национальный совет настаивал на том, чтобы на территории Словакии действовали лишь издаваемые им законы, что Бенеш считал недопустимым, так как это противоречило его идее о едином государстве. Он хотел пересмотреть чешско-словацкие отношения в плане предоставления Словакии большей административной свободы. Однако словаков не устраивали автономистские основы государства, они предлагали федерацию.
Во время визита делегации чехословацких экономистов во главе с Б. Лаушманом в СССР в январе 1946 г. министр промышленности Чехословакии вел речь о более тесном экономическом и политическом сотрудничестве с Советским Союзом. Рассказывая об острой внутриполитической борьбе, развернувшейся вокруг национализации, Лаушман подчеркивал, что некоторые государственные деятели (имен которых он впрочем не называл) противодействуют этому процессу, способствуя проникновению западного капитала в Чехословакию, в частности, в области разведки нефти и управления предприятиями, ранее принадлежавшим иностранным владельцам. Коммунисты и левые стремились к полной национализации крупной промышленности и перенесению советского опыта в ЧСР. Лаушман утверждал, что именно он, Фирлингер и Готвальд способствовали заключению соглашения о добыче и отправке в СССР урановых руд с яхимовских предприятий. Международная обстановка в этот период настолько изменилась, что чехословацкий министр предлагал создать (из Чехословакии, Польши, Югославии, Болгарии, СССР и,возможно, Румынии), блок государств, направленный против западноевропейских стран, однако, не объявляя во всеуслышание слово "блок", а осуществляя тесное политическое и экономическое сближение. К участию в блоке он предлагал привлечь также Венгрию, Австрию и даже Грецию.
Речь У. Черчилля в Фултоне в марте 1946 г. и реакция на нее И. В. Сталина свидетельствовали о том, что надежды Бенеша на послевоенное сотрудничество Запада и СССР не оправдались. В том же месяце состоялся визит министра внешней торговли Чехословакии Г. Рипки в Москву, где он встречался с В. М. Молотовым. В их беседе принял участие и посол ЧСР в Москве Й. Горак. Чехословацкие представители, стремясь заручиться советской поддержкой в решении спорных территориальных проблем, подробно обосновывали чехословацкие претензии на район Кладско, решением Потсдамской конференции переданный во временное владение Польше. Однако Молотов подчеркнул желательность непосредственной договоренности чехословацкой и польской сторон по всем спорным территориальным вопросам.
В условиях ухудшения отношений с Западом и наметившимся расколом мира на два лагеря СССР стал проявлять еще большую сдержанность и осторожность в спорах между странами Центральной и Юго-Восточной Европы. Так, например, обещая ранее чехам и словакам советскую поддержку в выселении венгров, во время визита правительственной делегации Венгрии в Москву (апрель 1946), Сталин говорил о содействии СССР обеспечению гражданских прав венгерского национального меньшинства в Словакии. Кроме того, Советский Союз усиливает свою активность по сплочению стран "восточного блока". Об этом, в частности, свидетельствуют послания советского правительства правительствам Чехословакии и Польши с настоятельным пожеланием заключить между ними договор о дружбе и взаимопомощи. В них диктовались даже сроки заключения договора – "по возможности в августе этого года". В ответе Сталину Бенеш, хотя и соглашался с необходимостью подобного договора, но все же ставил условием его подписания признание Польшей домюнхенских границ в районе Тешина.
В 1947 г. давление СССР на Чехословакию усиливается. Так как первое советское послание относительно заключения чехословацко-польского договора не достигло желаемого результата, Сталин и Молотов направили в адрес Готвальда, можно сказать, директивные указания – о необходимости подписать договор с Польшей. 10 марта 1947 г. в Варшаве состоялось подписание польско-чехословацкого соглашения, хотя вопрос о границах так и не был решен. В первой половине этого года Бенеш стремился заключить чехословацко-французский союзнический договор. Правительство Чехословакии предложило французской стороне в качестве образца чехословацко-советский договор от декабря 1943 г. Французы выступили с контрпредложением о договоре наподобие французско-британского от марта 1947 г., который не содержал формулы о немедленной помощи в случае немецкой агрессии и упоминаний о союзниках Германии. Чехословацкие коммунисты, взяв курс на свертывание связей с Западом, выступили против такой редакции соглашения и получили поддержку Москвы. Скорее всего это был лишь повод, чтобы сорвать подписание договора, так как обязательств "немедленной помощи" не содержалось и в советско-французском договоре. Так как политического сближения с западными странами чехословацким демократам добиться не удалось, они надеялись на расширение экономических связей с ними. [Документы и материалы по истории советско-чехословацких отношений (далее – ДМИСЧО). М., 1978. Т. 3. С. 116.]
В июне 1947 г. американский госсекретарь Д. Маршалл выступил с планом экономическом помощи разрушенной после войны Европе. Чехословацкое правительство единогласно приняло решение участвовать в Парижском совещании по плану Маршалла. За принятие приглашения на совещание высказался и Бенеш. Однако несколькими днями позже, во время пребывания чехословацкой правительственной делегации в Москве, Сталин категорически заявил об отрицательном отношении СССР к участию в этом совещании, настаивая на немедленном отказе Чехословакии от приглашения на него. Чехословацкие представители в очередной раз были вынуждены принять диктат СССР. Взамен им, правда, как всегда было обещано расширение экономического сотрудничества и торговли с Советским Союзом. Несмотря на бедственное экономическое положение в своей стране, советские лидеры не скупились на помощь Чехословакии зерном и сырьем для промышленности, с тем, чтобы сохранить здесь свое политическое влияние.
Усилилась внутриполитическая борьба в ЧСР. В центре политической борьбы был также процесс над Й. Тисо. Словацкие коммунисты выступали за смертный приговор высшему должностному лицу Словацкой республики, члены демократической партии противостояли этому. Даже некоторые коммунисты считали судебный процесс непопулярным в народе и сомневались в том, что казнь Тисо укрепит позиции коммунистов в массах. Однако генконсул СССР в Братиславе Н. Я. Демьянов во время беседы с председателем Корпуса уполномоченных Г. Гусаком убеждал последнего, что смертный приговор Тисо имеет огромное политическое значение и лишь поднимет авторитет компартии в Словакии. Суд приговорил Тисо к смертной казни. Он обвинялся в участии в разделе Чехословакии, ликвидации демократических прав и свобод в Словакии и установлении там тоталитарного режима, активном выступлении против Словацкого национального восстания, вовлечении Словакии в войну с Польшей, СССР и западными державами, а также в одобрении и участии в депортации еврейского населения. [Марьина В. В. Вступление и перевод части книги Э. Бенеша "Демократия сегодня и завтра"// Вопросы истории. 1993.№ 1, стр. 22.]
В сентябре 1947 г. состоялось Совещание коммунистических партий Болгарии, Германии, Венгрии, Польши, Румынии, Италии, Франции, Чехословакии, Югославии и СССР в Польше, на котором было создано Информационное бюро (Коминформ), и прозвучала констатация распада мира на два лагеря "империалистический" и "антиимпериалистический". Чехословацкие коммунисты усиливают борьбу за свертывание связей с Западом и ограничение влияния "правых" в стране.
1.2. Советский Союз и Чехословакия: эволюция и крушение политических режимов (середина 40-х – конец 80-х гг. хx в.).
Нельзя сказать, что в странах Восточной Европы не было попыток изменить эту систему, особенно после смерти Сталина. Выступления в 1953 г. в ГДР, события в Венгрии и Польше осенью 1956 г. знаменовали собой серьезные сигналы нарастающего недовольства народа. ПОРП во главе с В. Гомулкой, ВСРП под руководством Я. Кадара кое-чего удалось достигнуть в направлении демократизации, но постепенно под влиянием СССР и собственного партийно-государственного аппарата эти достижения были утрачены.
Наиболее значительная попытка реформировать общественный строй и прежде всего политическую систему была предпринята в Чехословакии в 1968 г. "Пражскую весну", начатую по инициативе прогрессивных сил в КПЧ и ее руководства, можно считать первой попыткой разработать программу демократического, гуманного социализма.
Развитие реформы было насильственно прервано 21 августа 1968 г. оккупацией страны войсками нескольких государств участников ОВД по инициативе брежневского руководства КПСС. Тогда некоторые генералы, говорят, гордились хорошей организацией этой операции.
Но то была пиррова победа. Пожалуй, все слои общества – рабочие, крестьяне, интеллигенция – были едины в общем чувстве протеста и возмущения. Куда девалось прежнее пассивное отношение к реформам у части рабочих и крестьян! Перед лицом такой всенародной солидарности сторонники "доктрины Брежнева" не смогли реализовать своих планов и выдать программы революционных реформ за контрреволюцию.
Более полугода потребовалось неосталинистам, чтобы разделаться с радикальными силами в Чехословакии, провести "умиротворение", поставить у власти руководителей во главе с Г. Гусаком, судьба и роль которых в истории страны оказалась трагичной. Начался более чем двадцатилетний период так называемой "нормализации". Это обрекало не только Чехословакию, но и все страны "реального социализма", в том числе и СССР, на длительную стагнацию и движение вспять. Но история имеет свою объективную логику и свои "опорные пункты". Потому что всякое движение, даже вспять, в конечном итоге оказывается только подготовкой к ново

Это сообщение имеет вложенный файл..
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Последнее редактирование: 1 год 10 мес. тому назад от Админчик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Модераторы: Админчик
Время создания страницы: 0.199 секунд

Понравилось? Поделись с друзьями: