Инфоняня - Сайт для родителей и детей

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
Курсовые и дипломы по дисциплинам Маркетинг, менеджмент, Внешнеэкономическая деятель

Полные версии материалов во вложении!

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС ВЕНЕСУЭЛЫ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА.doc

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС ВЕНЕСУЭЛЫ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА.doc 1 год 10 мес. тому назад #948

  • Админчик
  • Админчик аватар
  • Offline
  • Администратор
  • Сообщений: 1283
  • Репутация: 0
Введение
Актуальность, цели и задачи настоящей курсовой работы будут определены следующими историческими факторами.
Внешняя политика Венесуэлы в послевоенные годы претерпела значительные изменения по сравнению с предыдущим периодом. Среди причин, повлиявших на эти изменения, были общие позитивные сдвиги в мировой политике под влиянием политики мира, проводимой Советским Союзом, антиимпериалистическая, независимая политика ряда прогрессивных правительств в Латинской Америке, пришедших к власти в конце 60-х – начале 70-х годов (Перу, Панама, Чили), а также отказ правительства партии КОПЕЙ во главе с президентом Рафаэлем Кальдерой (1969 – 1974) от обанкротившейся доктрины Бетанкура, сдерживавшей в 60-х годах развитие отношений Венесуэлы со многими странами. Правительство Р. Кальдеры осуществило несколько важных мероприятий по упрочению независимости Венесуэлы, по установлению и восстановлению дипломатических отношений с рядом стран Латинской Америки и социалистическими странами. В 70 – 80-х годах роль Венесуэлы на международной арене значительно возросла, а среди латиноамериканских стран она заняла ведущее место наряду с Мексикой, Бразилией и Аргентиной. Внешняя политика страны стала базироваться на концепциях независимости, единства и интеграции латиноамериканских стран, которые были выдвинуты еще Франсиско де Мирандой и Симоном Боливаром в период освободительной борьбы в начале XIX в. Эта политика получила дальнейшее развитие при президентах К. А. Пересе (1974 – 1979) [Известия, 1979, 14 окт.] и Л. Эррере Кампинсе (1979 – 1984).
В 1976 г. латиноамериканские страны и такие международные организации, как ООН и ЮНЕСКО, отметили 150-летнюю годовщину Панамского конгресса, а с конца 70-х годов началась подготовка к торжествам 1983 г. по случаю 200-летия со дня рождения Симона Боливара. В связи с этими событиями большое внимание уделялось идеям, концепциям и доктринам Франсиско де Миранды, Симона Боливара и Андреев Бельо, выдвинутым ими в период борьбы за независимость стран Латинской Америки, в которой Венесуэла сыграла выдающуюся роль. Эти идеи и концепции имеют большое значение и в 90-е годы, когда Венесуэла и другие страны Латинской Америки борются за укрепление своей независимости. Поэтому представляется целесообразным кратко рассмотреть важнейшие концепции и доктрины Миранды, Боливара и Бельо, а также некоторые последующие концепции и доктрины, имевшие важное значение для внешней политики Венесуэлы, в том числе и новые, выдвинутые в 70 – 80-х годах XX в.
Глава 1. "Основные доктрины и концепции внешнеполитического курса Венесуэлы на примере отношений с отдельными странами"
1.1. Возникновение и историческая эволюция внешнеполитических концепций и доктрин Венесуэлы.
Одной из важнейших внешнеполитических концепций в период борьбы за свержение испанского господства и независимость Латинской Америки была концепция интерамериканизма, выдвинутая Франсиско де Мирандой. Он первым в Латинской Америке и в мире выдвинул идею о том, что испанские колонии Америки являются родиной латиноамериканцов. Миранда стал основоположником этой идеи, противостоявшей местничеству и нашедшей свое отражение во всем мире. В декабре 1797 г. Миранда, Сукре, чилиец Мануэль Хосе де Салас и перуанец Хосе дель Посо подписали соглашение, предусматривавшее объединение патриотов Латинской Америки в борьбе за независимость испанских колоний, единство в сотрудничестве с Англией, а возможно, и с Соединенными Штатами. За несколько лет до доктрины Монро, провозглашенной в 1823 г. президентом США Дж. Монро в связи с угрозой интервенции из Европы для восстановления господства Испании, Миранда выдвинул доктрину, основные положения которой перекликались с доктриной Монро. Миранда был инициатором идеи широкомасштабной интеграции стран Латинской Америки – как бывших испанских колоний, так и Бразилии, являвшейся колонией Португалии. [Chronologies of Major Developments in Selected Areas of Foreign Affairs. Wash., 1980, p. 181.]
После провозглашения независимости в 1811 г. Венесуэла вошла в историю не только как первая страна Испанской Америки, создавшая Патриотическую хунту; она стала и первой страной, принявшей конституцию и установившей республиканскую форму правления. В решении всех этих кардинальных вопросов Миранда играл руководящую роль. [Latin American Index, 1981, vol. 9, № 16, p. 63.]
Симон Боливар претворил в жизнь идеи Миранды и конкретизировал на практике эти идеи в политической и юридической системе. Концепция латиноамериканской солидарности и сотрудничества, основанная на идеях Миранды, была главным руководящим принципом всей жизни Симона Боливара. Будучи в 1810 г. в Лондоне, он обнародовал свою идею латиноамериканской интеграции и объявил о том, что все народы Америки объединятся с Венесуэлой в составе конфедерации, с тем чтобы помочь венесуэльскому народу силой оружия добиться свободы и независимости.
Будучи главой Венесуэльской Республики, Симон Боливар в 1813 г. выступил с призывом к "объединению стран Южной Америки в единое государство, с тем чтобы одно центральное правительство могло использовать общие ресурсы с целью защиты от внешней угрозы и сотрудничества объединившихся стран в укреплении их мощи и благосостояния". Эту же идею он выразил в сентябре 1815 г. в письме с Ямайки, где он был в эмиграции: "Может быть, когда-нибудь нам удастся созвать... высокую ассамблею для того, чтобы проанализировать высшие интересы мира и войны с нациями, составляющими населения нашей планеты. Такая организация, по-видимому, могла бы ознаменовать более светлый период нашего существования.
После решающих побед над испанцами избранный президентом Великой Колумбии Симон Боливар в 1822 г. направил в освободившиеся страны Латинской Америки дипломатические миссии с целью разъяснить необходимость объединения в "общество братских наций". Это привело к подписанию договоров о союзе и дружбе с Перу, Чили, Мексикой, Федерацией Центральной Америки и Ла-Платой. [Documentos 1964, № 16, p. 490.]
Идеи свободы и мира Симона Боливара были реализованы в усилиях по созыву Панамского конгресса (1826 г.), после того как в 1824 г. борьба за континентальную свободу ознаменовалась победой в битве при Аякучо в Перу. Историческое значение Панамского конгресса состоит в том, что он единодушно определил политическую стратегию стран Латиноамериканского континента – стратегию континентального единства, дал импульс для развития связей между странами Латинской Америки, укрепил идеи свободы и демократических принципов. Выступая на Генеральной Ассамблее ООН в 1976 г., министр иностранных дел Венесуэлы Рамон Эсковар Салом, коснувшись значения Панамского конгресса, заявил, что в ходе его работы были провозглашены политические принципы огромного значения. Симон Боливар искал решения отдельных международных проблем того времени, многие из которых он стремился рассмотреть во всей их совокупности.
"Сегодня появились новые государства, как и тогда, в 1826 г. Тогда с международной точки зрения мы готовили себя, чтобы занять свое место в истории... Именно поэтому Панамский конгресс является важным уроком".
А. Бельо продолжил дело Симона Боливара и выдвинул свою концепцию Латинской Америки. [Chronologies of Major Developments in Selected Areas of Foreign Affairs. Wash.: Comulative Edition, 1980, 31 J'ul., p. 23.] Он считал, что различия между латиноамериканскими странами носят поверхностный характер и все эти страны являются составными частями единого целого. В своем письме венесуэльскому правительству в ноябре 1810 г. он высказался за необходимость устанавливать и углублять связи между всеми народами и не заключать никаких сепаратных соглашений. А. Бельо рекомендовал венесуэльскому правительству, направившему в Лондон первую дипломатическую миссию, в которую входил и Симон Боливар, не заключать контракты отдельно от других латиноамериканских стран, а выступать всегда согласованно, от имени всей Латинской Америки.
За столетие после эпохи Симона Боливара в Латинской Америке произошли большие изменения, однако его планы покончить с колониальными временами не осуществились. В Венесуэле этот период был наполнен множеством ожесточенных внутренних конфликтов. Президент К. А. Перес характеризовал это время следующим образом: "Все идеалы единства, справедливости, демократии, свободы были погребены под лавиной тирании, восстановлением рабства, любопытным явлением „странных войн", разрушавших нас, разъедавших нашу страну изнутри, но не нарушивших наших братских связей с соседними странами. Это были „странные войны",более 300 гражданских войн, в одной из которых погибло более 300 тыс. человек (в стране, где было 2 млн. жителей)".
Независимость Венесуэлы в XIX и первой половине XX в. была относительным понятием, так как при слабой экономике и большом государственном долге страна могла сохранить свою политическую независимость лишь благодаря соперничеству между великими державами. В этот период основные усилия Венесуэлы на международной арене были направлены на борьбу за признание великими державами принципа невмешательства, так как Венесуэла систематически была объектом военного вмешательства с их стороны. В XIX в. господствующее положение в Латинской Америке, включая Венесуэлу, занимала Англия, которая затем уступила его Соединенным Штатам.
В 1876 – 1880, 1881, 1884 и 1887 гг. Венесуэла подвергалась военной интервенции европейских держав. Наряду с этим в 1895 г. возникла и приобрела большую остроту проблема границы между Венесуэлой и Британской Гайаной. Венесуэльское правительство обратилось за посредничеством к Соединенным Штатам. Государственный секретарь США Р. Одни направил ноту Англии по этому вопросу, ссылаясь на доктрину Монро. В ноте говорилось, что "ни одна европейская держава, ни группировка европейских держав не может использовать силу в отношении какого-либо американского государства в своих интересах, что Соединенные Штаты "практически несут ответственность за этот континенты. Когда министр иностранных дел Англии Солсбери отказался признать доктрину Монро подходящим средством для решения пограничной проблемы, президент США Кливленд выступил с заявлением по вопросу арбитража, которое было расценено как ультиматум в адрес Англии. После этого Англия согласовала с Венесуэлой условия арбитража. В 1899 г. арбитраж утвердил пограничную линию, и Англия вынуждена была считаться с принципами доктрины Монро. [Foreign Affairs Committee Print. Chronologies of Major Development in Selected Areas of Foreign Affairs. Jan. – Aug. 1979.Wash., 1979, p. 24.]
В конце 1901 г. Англия, Германия и Италия приняли решение заставить Венесуэлу заплатить долги своим кредиторам, установили блокаду венесуэльских портов и заверили Соединенные Штаты, что не намерены допускать ни захвата, ни постоянной оккупации венесуэльской территории. Хотя правительство США выразило недовольство тем, что европейские державы используют силу против латиноамериканской страны, оно не возражало в принципе против использования таких методов для гарантии уплаты долгов.
После признания Англией доктрины Монро и ослабления позиций Англии в Латинской Америке в начале XX в. Соединенные Штаты стремились использовать сложившееся положение в своих целях для политической и экономической экспансии в Латинской Америке. В связи с подъемом рабочего движения в 90-х годах, созданием социалистических партий и групп, а также национально-революционной борьбой на Кубе в 1895 г. росла обеспокоенность правящих кругов США и латиноамериканских стран. Были предприняты меры не допустить победы революционных сил в какой-либо из стран Латинской Америки.
В начале XX в. в США и других странах появились реакционные доктрины и концепции, направленные на подрыв революционного движения в Латинской Америке. В Венесуэле они поддержки не получили.
Приход к власти в США президента Ф. Рузвельта по времени совпал с приходом Гитлера к власти в Германии, активизацией нацистов за рубежом и началом подготовки к агрессии. В этих условиях правительство Рузвельта использовало доктрину Монро для укрепления отношений с латиноамериканскими странами, определив эту фазу доктрины как "континентализацикм. На панамериканских конференциях в Монтевидео в 1933 г. [Нитобург Э. Л. Венесуэла. M., 1977, с. 78.] и Буэнос-Айресе в 1936 г. были утверждены основы континентализации. Сразу же после конференции в Монтевидео госсекретарь США Кардэл Хэлл согласился с позицией латиноамериканских стран и подписал соглашение о принятии принципа о том, что "никакое государство не имеет права вмешиваться во внутренние и внешние дела другого государства".
В Буэнос-Айресе был одобрен протокол, объявивший "недопустимыми прямое или косвенное вмешательство одного государства в дела другого. Обращаясь к делегатам конференции, Рузвельт предложил меры с целью превратить американскую доктрину Монро в доктрину континентальную. Результатом конференции явилось одобрение Консультативного пакта, который предусматривал переговоры стран региона в случае угрозы мирной жизни этих стран. Этот пакт явился первым шагом использования и укрепления межамериканской системы в борьбе против внешней агрессии.
1.2. Развитие внешнеполитических доктрин и концепций Венесуэлы в 50-70-е годы 20 века.
В 1952 – 1958 гг., в период диктатуры М. Переса Хименеса, Венесуэла поддерживала антикоммунистическую политику американского правительства. Соединенные Штаты в обстановке "холодной войны" решили использовать доктрину Монро в качестве эффективного оружия для борьбы против революционного движения в Латинской Америке под предлогом приостановления "коммунистического проникновения" в регион извне.
После свержения в Венесуэле диктатуры Хименеса у власти в течение десяти лет стояли два правительства партии АД. Приход к власти президента Р. Бетанкура совпал по времени с победой революции на Кубе, которую партия АД и правительство встретили враждебно. Правительство президента Р. Леони продолжило политику Р. Бетанкура. Программа партии АД предусматривала создание в стране системы "представительной демократии". Во внешней политике это программное положение нашло отражение в доктрине Бетанкура, провозгласившей защиту представительных систем в странах Латинской Америки, непризнание правительств, пришедших к власти неконституционным путем, и санкции против них. В условиях Латинской Америки, где государственные перевороты практикуются систематически, эта доктрина привела не только к враждебной кампании против революционной Кубы и разрыву отношений с ней, но и к непризнанию многих латиноамериканских правительств, пришедших к власти в результате военных переворотов. Венесуэла порывала дипломатические отношения с Аргентиной, Боливией, Бразилией, Гватемалой, Гондурасом, Доминиканской Республикой (неоднократно), Перу, Сальвадором (неоднократно) и некоторыми другими странами. [Revista de politica internacional, 1978, № 157, p. 57 – 58; Bank of London and South America Review, 1980, vol. 14, № III, p. 170 – 171; БИКИ, 1980, 16 сент.] Однако в основном доктрина была направлена против революционной Кубы.
Доктрина Р. Бетанкура оказалась в конце концов несостоятельной, она не смогла предотвратить многочисленные перевороты, в том числе и переворот революционного характера в Перу, и привела к чувствительной изоляции самой Венесуэлы в Латинской Америке, к отказу восстановить дипломатические отношения с Советским Союзом. Это способствовало падению престижа АД и поражению ее кандидата партии на президентских выборах 1968 г.
Правительство Р. Кальдеры (1969 – 1973) пересмотрело внешнеполитический курс Венесуэлы, отвергло доктрину Бетанкура как противоречившую национальным интересам страны и сковывавшую внешнеполитическую деятельность государства. Вместо нее была выдвинута доктрина "плюралистской справедливости", или "плюралистской солидарности". Выступая от имени правительства) министр иностранных дел Аристидес Кальвани заявил на XXIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН в октябре 1969 г., что правительство Венесуэлы намерено внести свой действенный вклад в активную и согласованную деятельность, диктуемую насущной необходимостью сегодняшнего дня: "Однако прилагаемые усилия не всегда дают желаемые результаты, если они не входят в качестве органической части в единую концепцию, определяющую цели, на достижение которых направлены эти усилия. Такими усилиями, на наш взгляд, являются международная социальная справедливость и всеобщее благо".
Касаясь разрыва в уровне жизни народов развитых и развивающихся стран, А. Кальвани заявил о необходимости действовать, чтобы покончить с несправедливостью в международных отношениях, так как международная социальная справедливость является критерием, которым народы должны руководствоваться в своей деятельности. [Страны СЭВ и Латинская Америка, М. 1978., с. 217.]
Разъясняя эту концепцию на примере экономического господства развитых капиталистических стран, приводящего к политическому и культурному проникновению в развивающиеся страны, к неравенству, к отношениям зависимости и подчинения, к выдвижению множества условий развитыми странами при финансировании развития, А. Кальвани сказал, что необходимо перенести принципы социальной справедливости на международные экономические отношения.
Касаясь развития международной интеграции, которой правительство Венесуэлы придает важное значение, А. Кальвани заявил, что для достижения всеобщего блага потребуются усилия всех народов мира, соответствующие изменения международных структур и замена концепции национального эгоизма концепцией уважения суверенитета и патриотизма, базирующейся на солидарности между народами и учитывающей критерии международной социальной справедливости: "Поэтому от международных отношений, основывающихся на двусторонних межправительственных соглашениях, мы должны перейти к отношениям, основанным на многосторонних институтах, созданных при участии всех народов. От замкнутых национальных автаркий мы должны перейти к созданию наднационального сообщества путем последовательной интеграции. Правительство президента К. А. Переса, в свою очередь, выдвинуло "концепцию солидарности. Выступая в Каракасе 3 июля 1975 г., министр иностранных дел Р. Эсковар Салом заявил о желании Венесуэлы стремиться к тому, чтобы ее внешняя политика "содействовала укреплению солидарности между латиноамериканскими странами". Он сказал, что Венесуэла добивается участия всей Латинской Америки в принятии важных мировых решений.
В выступлении на XXXI сессии Генеральной Ассамблеи ООН 16 ноября 1976 г. президент К. А. Перес подчеркнул, что страны Латинской Америки провозглашают необходимость новых механизмов для поддержания международных отношений, которые служили бы основой для нового диалога с развитыми капиталистическими странами и со странами социализма. Силы международной солидарности не могут мириться со сложившимся положением, и Латинская Америка вводит новые принципы в свои отношения с развивающимися странами. "У нас не было бы морального права, – сказал он, – требовать нового отношения промышленно развитых стран и социалистических государств к этому региону, если бы мы сами не поступали подобным образом по отношению к тем странам, которые еще не добились нашего уровня доходов. В своих отношениях с некоторыми странами Латинской Америки, особенно со странами Карибского бассейна и Центральной Америки, Венесуэла основывается именно на этой новой концепции солидарности".
В экономическом сотрудничестве между развивающимися странами Венесуэла придавала особое значение концепции экономической автономии. Эта концепция предусматривает, что каждая страна в отдельности должна предпринимать первоочередные усилия для принятия необходимых решений и придания большего динамизма в развитии экономики. Концепция коллективного самообеспечения, связанная с концепцией экономической автономии, предусматривает активизацию сотрудничества между развивающимися странами в целях получения ими экономической помощи. "Развивающиеся страны, – сказал К. А. Перес, – не стремятся взвалить тяготы своих проблем на плечи промышленных стран. Стремление к сотрудничеству, основанному на коллективном доверии и на собственных усилиях, нашло свое недвусмысленное выражение в решениях, принятых сначала в Коломбо и позже в Мехико".
Концепция нового международного экономического порядка, прочно утвердившаяся в мире к середине 70-х годов, явилась продолжением и развитием венесуэльской концепции международной социальной справедливости, которая была выдвинута правительством Р. Кальдеры в конце 60-х годов. Выступая от имени этого правительства в общих прениях на XXIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН, А. Кальвани заявил о необходимости "соответствующего изменения международных структур, что, в свою очередь, требует замены ошибочной и вредной концепции национального эгоизма концепцией уважения суверенитета и патриотизма, основанной на солидарности между народами и учитывающей критерий международной социальной справедливости".
Правительство президента К. А. Переса систематически ставило вопрос о новом международном экономическом порядке на международных форумах и в двусторонних переговорах с различными странами. В январе 1976 г. на первом чрезвычайном собрании Совета Латиноамериканской экономической системы (СЕЛА) в Каракасе представители 25 латиноамериканских стран одобрили декларацию, в которой выражена решимость ускорить введение в практику нового международного экономического порядка. В декларации говорилось, что международные экономические отношения должны основываться на "глубоком уважении принципов равенства между государствами, невмешательства во внутренние дела, на уважении различных социальных и экономических систем и права каждого государства осуществлять свой полный и постоянный суверенитет в отношении своих природных ресурсов и всей своей экономической деятельности".
После победы Социал-христианской партии на всеобщих выборах в декабре 1978 г. президент Л. Эррера Кампинс во время официального вступления на этот пост в марте 1979 г. заявил, что внешнеполитический курс правительства будет направлен на защиту национального суверенитета, развитие политических, экономических, культурных и других связей со всеми странами, а также на поддержку принципов ООН. Касаясь концепции и принципов внешней политики, Л. Эррера заявил о намерении его правительства продолжать, расширять и укреплять этико-политические основы внешней политики, которые в свое время вдохновляли правительство президента Р. Кальдеры: латиноамериканское единство при плюралистской терпимости, идеологический плюрализм, демократический национализм, развитие и защита прав человека и демократии, международная социальная справедливость.
В соответствии с конституцией Венесуэлы руководство внешней политикой страны является прерогативой президента. Его особая роль во внешней политике предопределяет использование идеологии и политики правящей партии в подходе к решению международных проблем. В отношении политики венесуэльского правительства в Карибском бассейне Л. Эррера заявил: "Мы должны, и это указано в конституции, посредством динамичной, но рассудительной политики стимулировать установление демократии. Мы верим в плюралистское общество, но думаем о демократической солидарности". [Лат. Америка, 1980, № 10, с. 78.]

Это вложение скрыто для гостей. Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Это сообщение имеет вложенный файл..
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Последнее редактирование: 1 год 10 мес. тому назад от Админчик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Модераторы: Админчик
Время создания страницы: 0.127 секунд

Понравилось? Поделись с друзьями: