Инфоняня - Сайт для родителей и детей

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

Специфика Русской интеллигенции

Специфика Русской интеллигенции 3 года 8 мес. тому назад #1526

  • Админчик
  • Админчик аватар
  • Offline
  • Администратор
  • Сообщений: 1283
  • Репутация: 0
Введение
Тема интеллигенции в условиях современного существования человечества, традиционно сохраняя свою актуальность, приобретает новую специфику. В этом можно убедиться, обратившись к многочисленным публикациям, к постоянно организуемым конференциям и дискуссиям. Налицо явное усиление интереса к теме интеллигенции со стороны не только науки, но и широких кругов общественности. Предметом научных исследований и публицистических статей нередко становятся одни и те же вопросы, связанные с природой интеллигенции, ее сущностными признаками, местом в социальной структуре, выполняемыми ею социально-культурными функциями, с ее исторической миссией, ее имиджем и самоидентификацией. При этом в текущей прессе и других средствах массовой информации можно встретить довольно солидные и содержательные материалы. Быстро меняющаяся обстановка в мире, на которую все большее влияние начинают оказывать события глобальные по своим масштабам, и прежде всего проникающие во все сферы жизни компьютеризация и новейшие технологии, а с другой стороны - все более ясно осознаваемая обществом угроза миру и безопасности населения всей планеты – диктуют необходимость поиска новых подходов к человеку как творцу истории и выявления тех здоровых сил, которые могут обеспечить выживание человечества.
Интеллигенция как особый социальный феномен, ассоциируемый с определенным набором лишь ей присущих социально значимых качеств, в течение длительного времени составляет сферу интересов разных областей знания. Общество (понимаемое широко – как человечество), каким оно сложилось к началу третьего тысячелетия, продолжает претерпевать изменения, которые не могут не вызывать изменений в постановке вопроса о природе этого социального феномена, его конкретных проявлениях в условиях того или иного исторического времени. Эти изменения отражаются в первую очередь на характере тематики научных трудов и освещении темы интеллигенции в произведениях других жанров.
Совершенно очевидно, что с особой остротой в наше время стала ощущаться потребность в дальнейшем прояснении таких фундаментальных вопросов, как природа интеллигенции, ее социальные функции и та роль, которую она призвана выполнять в процессе исторического развития. Эта потребность диктуется прямой жизненной необходимостью выявления, с одной стороны, возможностей интеллигенции оказывать влияние на общественную жизнь, на сознание и поведение людей, а с другой – уточнения имеющихся представлений о ее способности к собственным изменениям под воздействием непрерывно меняющейся жизни. Исследования в этой области, имеющие большое теоретическое и практическое значение, предполагают коллективные усилия представителей разных областей знания, каждой из которых предстоит решать свой круг задач.
Настоящая работа посвящена специфике русской интеллигенции, как особому социокультурному и историко-культурологическому явлению.
1. Отражение особенностей интеллигенции в русской общественной мысли
Вопрос о природе и сущностных характеристиках интеллигенции впервые в истории общественной науки стал предметом специального анализа в трудах представителей субъективной социологии – направления в социологии России, возникшего на базе народнической идеологии. Здесь нашли наиболее полное и всестороннее отражение реальные запросы общественной жизни страны во второй половине 19 столетия. Один из основателей этой крупнейшей в русской науке научной школы П.Л. Лавров в своей теории исторического процесса подверг подробному изучению личность как субъект истории и движущую силу социального прогресса. Путем тщательного анализа он определил те качества личности, которые делают ее ответственной за ход истории. По убеждению Лаврова, новые идеи, составляющие “семена прогресса”, вначале появляются в голове одного человека, и с этого момента они начинают служить ему необходимым ориентиром при формировании и реализации жизненной позиции. Благодаря этому процессу индивид превращается в “критически мыслящую личность”. Заботясь о том, чтобы новые идеи становилась достоянием других людей, расширяя таким образом круг их носителей, критически мыслящие личности стимулируют прогресс в самом развитии идей и, тем самым, превращают новое содержание сознания в элемент человеческой истории.
Великая историческая заслуга этико-социологического направления в социологии России, прежде всего ее основателей П.Л. Лаврова и Н.К. Михайловского, состоит в том, что здесь не только впервые в истории науки тема интеллигенции стала предметом специального исследования, но еще и в том, что она была глубоко и во всех деталях разработана на конкретном материале отечественной истории.
В основу своей антропологии Лаврова положил “цельную человеческую личность, или физико-психическую особь”, которая на высшей ступени развития “вырабатывает идеал человеческого достоинства, ставя себе целью его воплощение в жизни и во имя его производя суд над окружающей действительностью, откуда происходят и мотивы общественной деятельности личности”. [Кукушкина Е.И. Интеллигенция и общество // Вестник МГУ Серия №17. 2004. №1. С.34-56]
Именно поэтому вся сила исторического прогресса, и эту мысль постоянно подчеркивал Лавров, заключена в понимаемых таким образом критически мыслящих личностях. Развитие и конкретизацию этих идей мы находим в трудах другого крупного представителя этико-социологического направления Н.К. Михайловского, внимание которого было сосредоточено на процессе, названном им “борьба за индивидуальность”. Принципы и содержание этой “борьбы” стали главным направлением научной деятельности ученого (которым и само это терминологическое словосочетание было введено в научный обиход). В трудах Михайловского подробно рассмотрены пути и способы сохранения личностью своей индивидуальности. Это потребовало выявления тех механизмов, действием которых обеспечивается реализация личностью ее стремления к солидарности и взаимопомощи, что, в конечном счете неизбежно приводит к борьбе за свою свободу, к достижению неприкосновенности и равноправия личности. В связи с этим Михайловский подверг анализу альтруистические чувства и альтруистическое поведение личности – качества, которые вырабатываются у человека как социального существа в ходе истории. Особое внимание было при этом было обращено на формирование у человека способности создавать идеалы. В этом как раз и состоит принципиальное отличие человека как существа творческого от любых других живых существ, жизнедеятельность которых подчинена лишь естественному ходу вещей.
Вопрос об исторической миссии интеллигенции является центральным при выяснении ее природы и функций. Его ставят в своих трудах мыслители разных эпох и самых разных мировоззренческих ориентаций. Один из наиболее адекватных ответов на вопрос об отличительных признаках интеллигенции дал, в частности, С.Н. Трубецкой, который, перечисляя высшие человеческие качества, на первое место поставил не партийную принадлежность, не философские убеждения и не приверженность идеям западничества или славянофильства, а такие универсальные свойства человека, на основе которых становится возможным отделить людей порядочных и образованных от непорядочных и необразованных. Первых, считает Трубецкой, отличает, прежде всего то, что они “подают друг другу руку в защиту некоторых основных принципов права, чести и нравственности”. В противоположность им, тех, кого мыслитель отнес ко “второму разряду”, объединяет отрицание и разрушение этих принципов.
Свое непосредственное продолжение эта линия в изучении интеллигенции нашла в трудах известного русского историка Р.В. Иванова-Разумника. [Валицкий А. Нравственность и право в теориях русских либералов конца Х1Х-начала ХХ века.// Вопросы философии. 2001. №8. С.27-35] Он усилил провозглашенную Михайловским “борьбу за индивидуальность” тем, что тесно связал ее с продвижением общества по пути социального прогресса, видя в ней главное средство прогрессивного развития общества. Этому автору принадлежит одна из попыток определения интеллигенции, в которой он увидел особое социальное образование, не имеющее каких-либо классовых или сословных признаков, объединяемое идеей индивидуализма. Последний есть высшая форма духовности. По словам Иванова-Разумника, интеллигенция есть “этически – антимещанская, социологически – внесословная, внеклассовая, преемственная группа, характеризуемая творчеством новых форм и идеалов и активным проведением их в жизнь в направлении к физическому и умственному, общественному и личному освобождению личности”. Писатель подчеркивал наличие у интеллигенции России особой исторически обусловленной формы индивидуальности, идейным антиподом которой выступает мещанство.
К началу 20 столетия тема интеллигенции определила в России круг интересов не только социологов и философов, но и многих представителей таких творческих профессий, как писатели, публицисты, общественные деятели, ученые-естествоиспытатели. В дискуссии включались известные лица, и каждый формулировал свой особый подход к теме, часто весьма эмоционально, движимый не только объективным запросом времени, но и глубоко личной заинтересованностью. “Что же такое наконец интеллигенция?” – выносит в заголовок своей работы Е. Лозинский. М. Горький, Д.Н. Овсянико-Куликовский и многие другие тему интеллигенции обсуждают в связи с природой мещанства. Для Г.В. Плеханова эта тема есть неотъемлемая часть истории общественной мысли. Л.Д. Троцкий обращается к выяснению взаимоотношений между интеллигенцией и литературой. А известный писатель и философ Д. Мережковский тему интеллигенции осмысливает через противопоставление воплощенных в ней высших человеческих качеств и свойств “грядущего хама”. [Кукушкина Е.И. Интеллигенция и общество // Вестник МГУ Серия №17. 2004. №1. С.34-56]
Свою специфику в разработку темы интеллигенции внесли русские религиозные философы начала 20 века. В центре их раздумий оказался духовный кризис, охвативший к этому времени российское общество. Все они испытывали боль за свою интеллигенцию, которая совпадала с их болью за Россию.
2. Концепция специфики русской интеллигенции Б. Успенского
Известный культуролог Б.А. Успенский, задаваясь вопросом: “что такое русская интеллигенция?”, спрашивает “Можем ли мы считать, что это нечто в сущности аналогичное тому, что именуется интеллигенцией или интеллектуалами на Западе?”. Необходимо ли видеть в русской интеллигенции существенно отличное явление, пусть порожденное западной культурой, встречей России и Запада, но развившееся в нечто оригинальное и специфическое.
В западной перспективе русские интеллигенты могут восприниматься как нечто тождественное западным интеллектуалам: нередко здесь видят одно и то же явление. В русской же перспективе, напротив, здесь видится нечто отличное и даже специфическое для русской культуры: в предельном случае русский интеллигент и западный интеллектуал могут восприниматься даже как полярно противоположные явления.
Слово “интеллигенция” – западного происхождения, и оно могло появиться в России только в контексте западного культурного влияния. Однако специфика русской культуры в том и состоит, что она одновременно и похожа, и непохожа на другие культуры. Русская интеллигенция представляет собой специфически русский культурный феномен. Это явление типичное для русской культуры – действительно, здесь как в фокусе сосредоточены едва ли не наиболее характерные ее особенности.
Своеобразие русской культуры в ее пограничности. Россия осмысляет себя как пограничная территория, как территория, находящаяся между Востоком и Западом. Русская культура всегда была ориентирована на чужую культуру. Вначале это была ориентация на Византию: вместе с христианством Русь принимает византийскую систему ценностей и стремится вписаться в византийскую культуру. В XVIII в. Россия осмысляет себя как часть европейской цивилизации и стремится приспособиться к западноевропейскому культурному эталону. [Успенский Б.А. Русская интеллигенция как специфический феномен русской культуры. – М., 2005. С.28]
Отсюда – ускоренное развитие: быстрое усвоение чужих культурных ценностей, и вместе с тем культурная гетерогенность русского общества, расслоение культурной элиты и народа, которые говорят на разных языках, принадлежат к разным культурам. И отсюда же в свою очередь, особое явление русской интеллигенции – со столь характерным для нее чувством вины или долга перед народом.
Русская интеллигенция ориентирована на западную культуру, и уже это обстоятельство очевидным образом отличает русского интеллигента от западного интеллектуала (для которого Запад не может быть культурным ориентиром). Она принадлежит западной культуре, но эта принадлежность имеет особую социальную функцию, особый характер общественного служения (которую, опять-таки, она не могла бы иметь на Западе): интеллигенция представляет западную культуру, однако реципиентом этой культуры должен быть русский народ – при всей неопределенности и исторической изменчивости этого понятия.
Феномен интеллигенции трудно определить – в частности, трудно выделить характерные черты, определяющие поведение интеллигента, – поскольку сама интеллигенция не стремится определиться как социальная группа: она скорее стремится определить свое отношение к другим социальным явлениям. Поэтому она находится в зависимости от этих явлений (которым она себя противопоставляет или на которые, напротив, ориентируется).
Таким образом, интеллигенция не столько характеризуется какими-то самостоятельными и имманентными признаками (которые позволили бы констатировать наличие или отсутствие данного явления вне зависимости от историко-культурного контекста), сколько противопоставленностью другим социальным явлениям. Интеллигенция прежде всего осмысляет себя в отношении к власти (в частности, к царю как олицетворению власти) и к народу. Отношение к власти и к народу определяет, так сказать, координаты семантического пространства, положительный и отрицательный полюсы: интеллигенция противопоставляет себя власти, и она служит народу (которому она, тем самым, фактически также себя противопоставляет). При этом и понятие власти (в частности, представление о монархе), и понятие народа с течением времени могут менять свое содержание, на разных исторических этапах они могут приобретать совершенно различный смысл – и это, естественно, отражается на поведении интеллигенции; тем не менее, сама противопоставленность, сама структура отношений – сохраняется.
Именно об отношении к власти, по мнению Успенского, сформировало русскую интеллигенцию, и вместе с тем здесь, может быть, всего нагляднее проявляется различие между русским интеллигентом и западным интеллектуалом.
Одним из фундаментальных признаков русской интеллигенции является ее принципиальная оппозиционность к доминирующим в социуме институтам. Эта оппозиционность прежде всего проявляется в отношении к политическому режиму, к религиозным и идеологическим установкам, но она может распространяться также на этические нормы и правила поведения и т. п. При изменении этих стандартов меняется характер и направленность, но не качество этой оппозиционности. Именно традиция оппозиции, противостояния объединяет интеллигенцию разных поколений: интеллигенция всегда против – прежде всего она против власти и разного рода деспотизма, доминации. Соответственно, например, русская интеллигенция – атеистична в религиозном обществе (как это было в императорской России) и религиозна в обществе атеистичном (как это было в Советском Союзе). В этом, вообще говоря, слабость русской интеллигенции как идеологического движения: ее объединяет не столько идеологическая программа, сколько традиция противостояния, т. е. не позитивные, а негативные признаки. В результате, находясь в оппозиции к доминирующим в социуме институтам, она, в сущности, находится в зависимости от них: при изменении стандартов меняется характер оппозиционности, конкретные формы ее проявления.
Сказанное, как кажется, отличает русскую интеллигенцию от западного интеллектуализма. Западные интеллектуалы в гораздо большей степени объединены идеологической традицией, которая восходит в конечном счете к идеологии Просвещения – в частности, верой в прогресс. Для русского интеллигента идея прогресса сама по себе не существенна (хотя она может быть очень существенна в определенные исторические периоды); русский интеллигент может верить в прогресс (в известный период) так же, как он может верить в Бога (в другой период). Все зависит от того, чему противостоит эта вера.

Продолжение работы в архиве!

Это вложение скрыто для гостей. Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Это сообщение имеет вложенный файл..
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Модераторы: Админчик
Время создания страницы: 0.123 секунд

Понравилось? Поделись с друзьями: