Инфоняня - Сайт для родителей и детей

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

Русская усадьба

Русская усадьба 3 года 8 мес. тому назад #1522

  • Админчик
  • Админчик аватар
  • Offline
  • Администратор
  • Сообщений: 1283
  • Репутация: 0
Введение
Когда произносят слова “ русская усадьба”, чаще всего имеют в виду великолепные загородные комплексы 18-го – второй половины 19-го веков – ансамбли эпохи русского классицизма. Действительно, именно тогда в нашей культуре усадьба сформировалась как произведение искусства, оставив потомкам бесценное художественное наследие.
Издревле усадьбой называли обособленное, “огражденное” городское или загородное владение, где сочетались жилые и хозяйственные постройки, сад и огород. Другими словами, усадьба на протяжении столетий, вбирая в себя особенности образа жизни русского человека, воплощала его мировоззрение.
Русская жизнь 18-19 в.в. немыслима вне мира дворянской усадьбы. Этот мир был описан многими классиками русской литературы – Гоголем с улыбкой (“Мертвые души”), Тургеневым с любовью (“Дворянское гнездо”), Буниным с ностальгической грустью (“Жизнь Арсеньева”).
Усадьба была родным домом для многих деятелей русской культуры, военных, политиков, вообще для любого дворянина. В усадьбах рождались, проводили детство, впервые влюблялись, повзрослев, приезжали туда в свободное от учебы и службы время. В усадьбах поселялись после выхода в отставку; многие дворяне находили там последнее упокоение.
Усадьба служила прибежищем в случае разорения, опалы, семейной драмы, эпидемии. В усадьбе помещик отдыхал душой и телом; жизнь там была проще, чем в столицах, без обременительных городских условностей. Освободившись от служебных обязанностей, помещик больше времени посвящал семье и близким, часто обретал желанное уединение, столь затруднительное в городских условиях.
Центром любой усадьбы был барский дом в один или два этажа. Он строился, как правило, из дерева, но отделывался под камень. Дом был заметен задолго до подъезда к имению. От дороги к нему вела длинная тенистая аллея, засаженная высокими деревьями; чаще всего это были липы. Въезд на территорию усадьбы отмечался либо аркой с воротами, либо экзотическими башнями, либо декоративными пилонами со скульптурой. Это был своеобразный пограничный знак. Перед домом устраивался окруженный оградой или колонной парадный двор, куда в дни празднеств съезжалось множество карет с гостями.
Помещичий дом, особенно дом состоятельного владельца, имел облик дворца. Снаружи он украшался колоннами, пилястрами, скульптурой, декоративной лепниной, во фронтон часто вписывался герб или вензель владельца усадьбы.
Часто к дому примыкали флигеля – одноэтажные постройки, в которых размещались хозяйственные службы (кухни, кладовые) и жилые помещения для прислуги. Кроме того, на территории усадьбы (как правило в отдалении от барского жилья) находились многочисленные хозяйственные строения: конюшни, скотные дворы, мастерские, погреба, псарни.
Во многих усадьбах была своя церковь.
Барский дом, выделявшийся среди других построек размерами и нарядностью, отличался и роскошными интерьерами. Если в доме было два этажа, то нижний отводился под хозяйственные нужды, а верхний занимали парадные и жилые покои. Центральное место принадлежало парадному залу для званых обедов, балов, торжественных церемоний. Полы комнат часто украшались наборным паркетом, изготовленным по оригинальным рисункам художников и архитекторов.
Стены комнат обивались тканями (шелковый штоф, сатин), вставленными в деревянные рамы. Комнаты часто получали свое название от цвета обивочной ткани – Малиновая, Голубая и т.д.
В целом мебель была разнообразной: столы письменные, туалетные, для игры в карты и бильярдные; в залах, покоях, кабинетах располагаются шкафы, бюро, секретеры и многое другое. Мебель делалась из ценных пород дерева. Обивка мягкой мебели подбиралась под цвет и рисунок стен и часто изготавливалась из той же ткани.
В суровых климатических условиях России любое жилок помещение было немыслимо без печи. В парадных комнатах печи были сложными архитектурными сооружениями, облицованными кафельной плиткой или изразцами с рисунком и барельефами. В 18 столетии вошли в моду камины. Но камины не смогли вытеснить печь, которая лучше согревала помещение, требовала меньше дров и дольше хранила тепло.
Русская дворянская усадьба во многих случаях была сосредоточием культуры и образованности в деревне. Яркий тому пример – Щелыково – вотчина Александра Николаевича Островского.
Дом двухэтажный, внизу семь комнат – спальная, кабинет, столовая, гостиная, комнаты для приезжих гостей.
Наверх ведет узенькая деревянная лестница. Меблировка дома простая, старинная, солидная. От дома к реке спускается старый сад со столетними деревьями, среди которых преобладают березы.
Усадьба Островского была местом отдыха многочисленных друзей драматурга  в ней гостили и знаменитые артисты, и писатели, и еще многие-многие люди разных занятий и сословий. Но всех их объединяла любовь к искусству. А порою в Щелыкове развертывались настоящие театральные действия, в которых с удовольствием принимали участие не только именитые друзья драматурга, но и дворня и окрестные крестьяне. А.Н. Островский был радушным и гостеприимным человеком, чрезвычайно хлебосольным хозяином. “У нас в Щелыкове чем больше гостей и чем дольше живут они, тем лучше,” – не уставал повторять он в письмах.
Русская усадьба – это не просто жилой дом и хозяйство помещика, но и интереснейший художественный комплекс, место соединения различных искусств. В Щелыкове, например, органично соединились архитектура особняка, его внутреннее убранство, окружающий парк с литературой и искусством театра.
1. Русская усадьба как феномен художественной культуры
Русская дворянская усадьба в качестве явления художественной культуры изучена мало, хотя существует литература, посвященная усадебным культурным центрам этого времени. Художественный мир русской дворянской усадьбы слагался из сочетания различных видов искусства, художественной и общественной жизни, культурного, хозяйственного и повседневного быта, комфортабельной и одновременно изысканной архитектурной средой гармонично вписывавшейся в живую природу. Это компилятивное сочетание не только было тесно связано с процессами, происходившими в русской художественной культуре XIX века, но и оказывало на эти процессы значительное влияние. Воспетая писателями и поэтами дворянская усадьба с одной стороны, сама была своеобразным феноменом культуры. Усадьба являлась составной частью провинциальной культуры и в то же время принадлежала и культуре городской, таким образом участвуя во взаимном обмене этих двух полюсов культуры, способствуя их обогащению и укреплению. В изучении русской усадьбы исследователь Т.П. Каждан выделяет два аспекта: 'Первый из них заключается в анализе связей, возникавших в процессе создания ансамбля усадьбы между естественной природой, садово-парковым формированием, архитектурой и пластическими искусствами. Второй аспект связан с сложением в архитектурно-парковой среде усадьбы специфической творческой атмосферы, способствовавшей развитию и процветанию различных видов искусства: в особенности литературы, музыки, зрелищных искусств. Поэтому русская усадьба была не только приятным местом сезонного обитания владельцев поместья, но и соответствовала эстетическим идеалам человека того времени и обладала условиями, упрощавшими отношения с простым народом. А.А. Фет задавался вопросом: “Что такое русская дворянская усадьба с точки зрения нравственно-эстетической? И сам отвечал: Это дом и сад, устроенные на лоне природы, когда человеческое едино с природным в глубочайшем органическом расцвете и обновлении, а природное не дичится облагораживающего культурного возделывания человеком, когда поэзия родной природы развивает душу рука об руку с красотой изящных искусств, а под крышей усадебного дома не иссякает особая музыка домашнего быта, живущего в смене деятельности труда и праздного веселья, радостной любви и чистого созерцания”. В XIX в. в усадебном строительстве доминирует классицизм. Этот стиль способствовал сохранению цельности человеческой породы, утверждая, что все противоречия могут быть преодолены'. Именно гармония дома, сада и природы, о которой говорит Фет и нашла свое отражение в классицизме. Отсюда стремление обособить, отделить и сгармонизировать островок усадьбы. Она давала ощущение независимости и свободы (культ античности). Усадьба укрепляла веру человека в свое благополучие. Она была родиной дворянину (человеку), здесь проходило его детство, сюда он возвращался, чтобы смерть избавила от старости. Вообще, художественный облик усадьбы был настроен на то, чтобы вся ее среда источала историю. Классицизм связывал прошлое и настоящее, античность и современность. Об Элладе напоминали:1) колонны главного дома, 2) росписи, подражающие помпейским, 3) “антикизированная” мебель и утварь. Скульптурные изваяния в доме, мраморные статуи перед домом и в саду представляли героев древности и мифологические аллегории. За примерами далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить богатейшую коллекцию статуй “Марьино”: “Венера Марьинская”, “Богиня медицины”, “Юлий Цезарь”, “Сократ” или “Три грации” и т.д.
Попадая в господский дом можно увидеть как изделия художников-самоучек, так и произведения лучших портретистов и пейзажистов Западной Европы и России. Нередко художники изображали саму усадьбу. Например, в “Избицком доме” находится картина неизвестного художника “Дворец в Марьино”.В общественной жизни XIX в. было две стороны городская и деревенская. И потому усадьба стала неким символом российской жизни, что она была тесно связана с обоими полюсами общественного бытия. 'Усадебный уклад, - пишет Ю.Г.Стернин, - мог бы быть ближе то к сельской свободе, то к столичной регламентации, он мог ассоциироваться, то с “философической пустыней”, то с “надменной Москвой”.
Не только статуями богаты усадебные коллекции. Каждая усадьба представляет собой картинную галерею. Причем чаще всего они являются не атрибутом богатства и знатности, а подобраны с большим вкусом и идеально вписываются в интерьер. Почти обязательная принадлежность усадьбы это фамильные портреты. Портретная галерея предков своим размахом напоминали крупные дворцовые собрания прежних русских вельмож. Так в Москве представлен целый ряд прямых потомков Нелидовых. Генеалогия дома – история усадьбы в лицах. Отдельную категорию живописцев составляют сами помещики. Причем можно выделить две художественные группы: “профессионалы” и “дилетанты”. В конце XVIII- начале XIX века художественный дилетантизм занимал в жизни усадьбы немаловажное место. Почти каждый помещик пробовал себя в живописи. В имение приглашали учителей рисования, обучавших начальным знаниям по рисунку, композиции, живописи не только детей, но и взрослых. Выпускались специальные учебники для домашнего обучения рисунку. Среди них: “Руководство” М.Некрасова (1760),
“Способ, как в три часа неумеющий может стать живописцем” Л.Басина (1798) и др. “Главными темами художников-дилетантов были изображения самих усадеб, романтических пейзажей, усадебной повседневности и праздников”, – отмечает исследователь М.Звягинцева.
Профессионально занимался живописью Вячеслав Григорьевич Шварц. Когда ему исполнилось восемь лет он со своей матерью переезжает в имение “Белый Колодезь”, где начинает много рисовать тушью и серпией, копирует картины, которые украшали стены родительского дома. За свою недолгую жизнь художник создал ряд произведений, принесших ему прижизненную славу. Его жизнь и творчество были тесно связаны с родным краем. Так, свою последнюю работу “Вешний царский поезд на богомолье” В.Г. Шварц закончил в Белом Колодезе, изобразив на ней пейзаж своей родной усадьбы. В Нескучном проживала целая семья художников. Глава семьи профессор архитектуры Н.Л. Бенда и его сыновья-архитекторы Альберт Николаевич, более известный как акварелист, и Леонтий Николаевич, художник и историк искусства Александр Николаевич внесли большой вклад в развитие русской художественной культуры. Примечательно, что из внуков Николая Леонтьевича – Евгений и Зинаида (в замужестве Серебрякова) – стали известными живописцами. Как известно, расцвет дворянских помещичьих усадеб приходился на конец ХVIII – первую половину XIX века. Именно в эти годы сеть усадеб охватила буквально всю европейскую часть России. Как правило, в одном и том же уезде можно было встретить жителей Санкт-Петербурга, Москвы, Курска (Барятинские, Юсуповы, Голицины и т.д.). Обмен новостями, модами, знаниями из самых разных областей науки и искусства делали усадьбу одним из ведущих центров распространения новой информации, охватывающей буквально все сферы жизни русского провинциального общества. Для обучения детей помещиков в усадьбы приглашались учителя – это были прежде всего студенты, молодые люди, только что окончившие учебные заведения, а также иностранные преподаватели – французы, немцы. Некоторые литературные произведения того времени дают некий образ учителя, хотя и искаженный. Образы создают Фонвизин в “Недоросле”, или Пушкин в “Евгении Онегине” (“француз убогий, чтоб не измучилось дитя, учил его всему шутя”). Для исправления этого стереотипа достаточно вспомнить, что многие замечательные отечественные писатели и ученые в молодости занимались репетиторством (Чехов и др.) и работали учителями в усадьбах. Во многих даже самых заурядных усадьбах собирались прекрасные библиотеки, в которых хранились книги и журналы, поступающие не только из Москвы и Петербурга, но и из-за границы. Среди книг встречались не только художественные произведения, но и разнообразные руководства по ведению хозяйства, по строительству. Такие книги стали для многих помещиков тем источником, который определил их художественные вкусы и знания в области строительства, в сельском хозяйстве, позволил расширить многообразие форм природопользования. В одном из популярных в начале XIX века многочисленных “путешествий” читаем: “В деревне, в счастливой тишине ее, всякое удовольствие живее. Сидя (около вечера) у открытого окна, под ясным небом, перед зелеными деревами сада, читаю с таким удовольствием, которого в шумном городе заманить в сердце почти никак не возможно. Свежесть чувств и мыслей моих подобна свежести ничем не заряженного воздуха; несколько раз повторяю одну фразу, одно слово – чтоб не вдруг выпить божественный нектар, но понемногу, но прихлебывая: ох! Сластолюбие ума во сто раз тоньше всякого сластолюбия на свете! Ум, талант, книги! Что может сравниться с вами!”
Несмотря на излишнюю восторженность и некоторую жеманность стиля, приведенное высказывание отражает взгляды и вкусы большинства представителей провинциального дворянства. Остановимся поподробнее на том, какого рода литература интересовала помещиков. Среди книг значительную группу составляли издания прикладного характера, ориентированные, в первую очередь, на усадебного потребителя. Они содержали сведения, касающиеся ведения хозяйства, что способствовало развитию земледелия. Эти книги должны были распространять 'общеполезные сведения', помогавшие улучшению хозяйства. Подобная литература пользовалась большой популярностью у курских помещиков. Немало было произведений художественной литературы. Культуролог М.М. Звягинцева пишет: “В усадебных библиотеках имелись произведения М.В. Ломоносова, Г.Р. Державина, И.Ф. Богдановича, пьесы А.П. Сумарокова и Д.И. Фонвизина. На книжных полках соседствовали торжественные оды и сентиментальные повести, книги военной и сельскохозяйственной тематики, мемуары и религиозная литература”. Курская усадьба была не только потребителем, но и объектом литературного творчества. Так в одном из наиболее популярных романов начала XIX века – “Российский Жилбаз, или Похождения князя Гаврилы Симеоновича Чистякова” В.Т. Набережного –
судьбы героев тесно связаны с Курской губернией. Таким образом, следует отметить, что в связи с увеличением количества библиотек и содержащихся в них книг, улучшается культурный уровень дворянства. Практически все крупные дворянские усадьбы являлись музыкальными центрами. Особое качество и масштабы принимало музыкальное творчество в усадьбах некоторых петербургских вельмож. В Борисовке, принадлежавшей Шереметьевым, была создана прекрасная хоровая капелла, гастролировавшая даже в Москве и Петербурге. Особое значение имели журналы или периодические издания. Об этом свидетельствует высокая популярность “Экономического магазина”, журнала, выходившего в Москве с 1720 по 1789 г. Этот журнал издавал Н.Н. Новиков, а одним из основных авторов был А.Т. Болотов, известный русский агроном, лесовод, паркостроитель. Использование последних достижений ландшафтной архитектуры в конце XVIII-XIX веке привело к тому, что вокруг усадьб не только устраивались пейзажные парки, но и как бы заново создавался весь окружающий ландшафт. Так, например, в имении Нелидовых существующая дубрава была переформирована в английский парк, а запруды на реке образовали систему из трех прудов. Даже посмотрев план любой, без исключения, усадьбы, можно невооруженным взглядом увидеть четкие, словно по линейке вычерченные геометрические фигуры. Особую роль играли усадьбы – родовые имения наиболее знаменитых дворянских фамилий или богатых и знатных людей. Для них был открыт доступ к самым последним достижениям в области сельского хозяйства, промышленности, к новым технологиям они знакомились с наиболее передовыми идеями в искусстве, политике, науке. “Эти усадьбы оказывали влияние на развитие не только уезда, но и всей губернии”, – пишет Ю.А.Веденин. В них соседские помещики могли познакомиться со всеми новинками культуры. Это и здания, в строительстве которых нередко принимали участие столичные архитекторы; это и устроенные по последней моде парк, домашний театр и оркестр, где игрались первые отечественные пьесы и музыкальные произведения; картинные галереи, где висели полотна крупнейших зарубежных и отечественных художников, в штате усадьбы почти всегда были домашние художники, нередко кончавшие курс у известных столичных мастеров и множество ремесленников, выполнявших самые разнообразные заказы со всей губернии. В качестве примера можно привести рассказ об одной, весьма известной когда-то усадьбе. 'Ивановское, столица имений Барятинских, с церковью, училищами, больницами, богадельнями, фабриками, было благодатным центром всей Курской губернии. Каждый, кому нужно было заказать хороший экипаж, прочную мебель, кто отделывал дом, имел надобность в слесарях, обойщиках, малярах и других мастерах, каждый, кто желал украсить свои комнаты ценными деревьями и кому нужно было приобрести какого-нибудь теленка или барана возвышенной породы – ехал в Ивановское с уверенностью найти там желаемое: при дворце состояли сотни обойщиков, слесарей, каретников, штукатуров, лепщиков, живописцев, столяров и тому подобных мастеров' (В.А. Инсарский). “В доме был театр, в котором игрались пьесы на русском и французском языках: был оркестр, из 40 или 60 музыкантов, составленный из крепостных людей. Давались концерты, в которых принимали участие жившие тогда в соседстве известные меломаны'. (Зиссерман А.А.) Влияние усадеб проявлялось не только в жизни дворянства, оно самым существенным образом внедрялось и в крестьянскую культуру. Об этом свидетельствует и использование новых технологий в крестьянских хозяйствах и распространение художественных принципов и стилей, выработанных в профессиональном искусстве, в народном творчестве, включение современных форм декора в убранство фасадов деревенских крестьянских домов и т. д.
“Роль усадьбы не ограничивалась внедрением инноваций в культуру провинции, она сыграла огромную роль в возрождении народного искусства, в формировании современной народной культуры”, – продолжает Веденин Ю.А.. Большинство русских художников, композиторов, писателей впервые познакомилось с народной культурой через усадьбу. Об этом чаще всего писали в связи с творчеством Пушкона, Мусоргского и Толстого. Но такой список мог бы быть бесконечным. В конце XIX века, когда в среде русской интеллигенции была весьма популярной идея о необходимости сохранения и возрождения народного искусства, именно усадьба оказалась наиболее подготовленной к тому, чтобы взять на себя роль лидера в этом благородном деле. 'Наличие уже действовавших художественных мастерских, тесная связь с крестьянами, концентрация именно около усадьбы людей одаренных и творческих, представляющие самые разные слои общества, - вот причина того, что в самых разнообразных районах России появились свои Абрамцева и Талашкины', - пишет Ю.А. Веденин. В отличие от монастырей, поддерживающих свет религиозно-духовной культуры России, усадьбы играли ведущую роль в сохранении и распространении светской культуры. Однако место церкви в усадьбе было также значительным: ведь усадьба – это комплекс, состоящий из жилого дома, церкви, хозяйственных служб, парка, сельскохозяйственных и лесных угодий. Усадебная церковь являлась тем связующим звеном, которое духовно объединяло господ, дворовых людей и жителей примыкающих к усадьбе деревень, делало их контакты более тесными и более человечными. При этом хозяева усадьбы имели возможность лучше узнать крестьян, а крестьяне приобщались к более высоким духовным и культурным ценностям. Так, например, можно предположить, что требования к проведению религиозных обрядов, к уровню образованности самих священнослужителей в усадебных церквях были более высокими, чем в обычных сельских храмах. Взаимодействие светской и духовной культуры, тесное переплетение всех видов и форм культуры - бытовой, хозяйственной, художественной, политической с религиозными нравственными категориями поддерживало усадьбу на передовых рубежах культурной жизни страны.

Продолжение работы в архиве!

Это вложение скрыто для гостей. Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Это сообщение имеет вложенный файл..
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Модераторы: Админчик
Время создания страницы: 0.130 секунд

Понравилось? Поделись с друзьями: