Инфоняня - Сайт для родителей и детей

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

Социальная справедливость

Социальная справедливость 4 года 4 мес. тому назад #1503

  • Админчик
  • Админчик аватар
  • Offline
  • Администратор
  • Сообщений: 1283
  • Репутация: 0
ВВЕДЕНИЕ
Тема социальной справедливости стара, как мир. Два обстоятельства придают ей особую актуальность в современных российских условиях.
Во-первых, падение “старого режима” сопровождалось глубочайшим кризисом официального мировоззрения. Марксизм-ленинизм перестал быть общепринятой, обязательной идеологией. Из него советское правоведение черпало представления об основных закономерностях, ценностях и принципах социальной справедливости. Пошатнувшаяся или разрушенная мировоззренческая основа должна быть либо заново аргументирована и укреплена, либо чем-то заменена. Вопросы, считавшиеся решенными бесповоротно, вновь оказались открытыми. Во-вторых, величайшая несправедливость, свершившаяся над большинством населения России в наше время, ставит проблему социальной справедливости с особой остротой.
В данной курсовой работе рассматривается социальная справедливость с правовой точки зрения. Была поставлена цель изучить следующие вопросы:
• дать определение социальной справедливости и рассмотреть историю формирования понятия;
• проанализировать основные признаки социальной справедливости;
• дать определение социального государства и социальной защиты;
• изучить проблемы правового регулирования социальной защиты населения в РФ;
• ввести определение социального обеспечения и проанализировать основные положения проекта Социального кодекса РФ;
Курсовая работа состоит из введения, трех глав и заключения.
ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ
Представления о справедливости являются тем общим ценностным знаменателем, который позволяет выносить суждения об оправданности существования социально-политических структур, в пределах которых протекает жизнь каждого человека. На основе применения этой нормативной категории решается вопрос о том, стоит ли принять, окружающую социальную действительность в том виде, как она есть, стоит ли пытаться ее корректировать или же необходимо, расшатав несущие конструкции социума, полностью изменить лицо известного мира общественных и политических отношений.
В поисках истоков понятия справедливости часто обращаются к Аристотелю. Мы привыкли повторять, что Аристотель, не давая общего определения справедливости, выделяет два ее вида: уравнивающую и распределяющую.
Однако этим Аристотель не ограничивается “Государственным благом,– пишет он,– является справедливость, т.е. то, что служит общей пользе”. [Аристотель. Сочинения. Т. 4. М., 1983. Стр. 124.] Далее эта мысль получает такое выражение: “равномерно правильное имеет в виду выгоду для всего государства и общее благо всех граждан”. Итак, для Аристотеля важнейший аспект справедливости– общее благо. Наряду с этим он подчеркивает связь справедливости с равенством, отнюдь не абсолютизируя этот принцип: “По общему представлению справедливость есть некое равенство”, она имеет отношение к личности, “равные должны иметь равное”. [Там же. Стр. 128.] Но справедливость может быть и неравной: равенство справедливо для равных, а неравенство для неравных, “безусловно справедливым может быть только равенство по достоинству”. “Равенство по достоинству” представляет собой вариант распределяющей справедливости, которая должна доминировать в сфере политики.
Это, по Аристотелю, одна из важнейших сфер осуществления справедливости. К связи справедливого и политического он обращается постоянно: “устойчивым государственным строем бывает единственно такой, при котором осуществляется равенство в соответствии с достоинством, и при котором каждый пользуется тем, что ему принадлежит”, между подобными друг другу существами прекрасное и справедливое заключается в чередовании (властвования и подчинения), ибо оно и создает равенство и подобие, неравенство же между равными и различие между одинаковыми противоестественны, а ничто противоестественное не может быть прекрасным”. [Аристотель. Сочинения. Т. 4. М., 1983. Стр. 132.]
Аристотель исходит из необходимости установления справедливого политического строя или государства и выделяет его существенные признаки. Он отмечает, что “главной причиной крушения политий и аристократий являются встречающиеся в самом их государственном строе отклонения от справедливости”. Не отождествляя справедливость с определенной формой государства (несмотря на явное предпочтение политии), Аристотель формулирует принцип хорошего, т.е. справедливого государственного порядка: “наилучшее существование как для каждого в отдельности, так и вообще для государств есть то, при котором добродетель настолько обеспечена внешними благами, что вследствие этого оказывается возможным поступать в своей деятельности согласно требованиям добродетели”. [Там же, стр. 139.] Спустя более двух тысяч лет И. Бентам в своем “Конституционном кодексе” назвал этот принцип “совпадением интересов”: добродетель в государстве должна быть выгодной и гражданам, и, в особенности, должностным лицам, учреждения должны быть устроены так, чтобы, стремясь к собственному благу, правители не могли бы в то же время не служить общему благу, или, по формуле Бентама, наибольшему счастью наибольшего числа людей. “Добродетель государства,–писал Аристотель,– сказывается в том, что граждане, участвующие в государственном управлении, добродетельны”, самое главное при всяком государственном строе– это “посредством законов и остального распорядка устроить дело так, чтобы должностным лицам невозможно было наживаться”.
К проблеме справедливости Аристотель обращался и в “Этике”, написанной ранее “Политики”. Он подчеркивал: “Несправедливость состоит в том, что человек уделяет себе слишком большую часть безотносительных благ и слишком малую часть безотносительных зол, поэтому-то мы и дозволяем властвовать не человеку, а закону, ибо первый властвовал бы в свою пользу и стал тираном”; “...справедливость состоит в чужом благе”.
Аристотелем заложены основы понятия справедливости: чрезмерный эгоизм несправедлив, а справедлива забота о чужом и общем благе.
Подобные мысли развивались и в новое время. Руссо повторял, что целью всякого государства и законодательства должно быть наибольшее благо всех граждан. Но понимание “общего блага” у него принципиально отлично от идеолога справедливости неравенства Платона и сторонника неравной, т.е. распределяющей, справедливости Аристотеля. По Руссо, благо всех “сводится к двум важнейшим вещам: свободе и равенству”.
Кант строит свои представления о справедливости и нравственности на уважении к ближнему, соблюдении его интересов. В этом суть категорического императива, краеугольного камня учения Канта о добродетели и праве. В основе его по существу, лежит христианский принцип: возлюби ближнего своего, как самого себя.
Прудон в определении принципа справедливости исходил из кантовского категорического императива. “Все самое разумное, что человеческая мудрость могла сказать о справедливости, заключается в следующем изречении: Поступай с другими так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой. Не причиняй другим того, чего ты не хотел бы, чтобы причиняли тебе”. [Прудон. Что такое собственность или исследование о принципе права и власти. М., 1919. Стр. 33.] Есть иное выражение той же мысли: справедливость– это “признание вы другом личности равной нашей”. Таков принцип справедливости. А ее реальное воплощение у Прудона, как и у Руссо,– равенство. Это понятия тождественные, утверждал Прудон. Причем, равенство не формальное, а фактическое. “Что же значит совершать справедливость? Это значит давать каждому равную часть благ под условием равной суммы труда, это значит действовать сообразно интересам общества”. “Что такое справедливость без равенства имущества? Весы с фальшивыми гирями”.
Приведем еще одно рассуждение о справедливости, принадлежащее отнюдь не радикалу и не социалисту. Рудольф Иеринг пишет: “Против притязания на защиту, предъявляемого личным эгоизмом, общество имеет право выставить свои интересы. Интересы же общества составляют то, что выгодно не одному, а всем, на чем все могут сойтись, и этот интерес... есть не что иное, как справедливость. Она выше свободы, индивид существует не для себя исключительно, но и для мира; поэтому свобода, т.е. то, что соответствует личным интересам индивида, и должна подчиняться справедливости, т.е. тому, что требуется интересами всех”. [Иеринг Р. Цель в праве. Стр. 109-110.] Из принципиальной установки на защиту интересов всех у Иеринга вытекает его “общественная теория собственности”, перекликающаяся как с получившими распространение в христианстве и исламе представлениями о собственности как опеке, выдвинутыми еще Аристотелем, так и с идеями солидаризма от О.Конта до Л. Дюги и его последователей о том, что собственность представляет собой социальную функцию.
Итак, сквозь тысячелетия прошла мысль о совпадении справедливости и общего блага.
Из теоретиков последних десятилетий, рассматривавших эту проблему, наибольшую известность приобрел американец Джон Ролс, выпустивший в 1972 г. свою “Теорию справедливости”.
Ролс– либерал. Тем более показательно его понимание справедливости как категории политической и социальной, а не формально-правовой.
“Теория справедливости,– пишет Ролс,– зависит от теории общества”. “Наша тема,– определяет он задачу исследования,– социальная справедливость. Для нас первый объект справедливости– основная структура общества, или точнее, способ, которым главные социальные институты распределяют основные права, обязанности и выгоды общественного сотрудничества. Под главными институтами я понимаю политическую конституцию и принцип организации экономической и общественной жизни”. Надлежащее распределение выгод и тягот общества– вот что такое социальная справедливость, важнейший аспект справедливости вообще. Не случайно Ролс обращается к “Этике” Аристотеля.
Ролс формулирует два принципа справедливости. Первый из них гласит, что все лица обладают равными основными свободами, совместимыми с аналогичной свободой других лиц. Второй принцип состоит в том, что социальное и экономическое неравенство должны быть организованы таким образом, чтобы они служили благу всех (и особенно наименее благополучных людей) и были связаны с положением и должностями, доступными всем.
Первый принцип является политическим. Ролс пишет, что основные свободы граждан (свобода избирать и быть избранным, свобода слова, мысли, совести, собраний, собственности и гарантии от произвольного ареста в соответствии с принципом господства права) могут быть условно определены как политические свободы. Он подчеркивает, что принципы справедливости определяют вполне осуществимые политические концепции и не могут быть рассмотрены в отрыве от политических институтов. Политическая структура, отвечающая принципам справедливости, по его мнению,– конституционная демократия.
Теория справедливости, рассуждает Ролс, имеет дело по меньшей мере с тремя типами вопросов: I) гражданин должен оценивать справедливость законодательства и социальной политики; 2) гражданин должен решать, какие конституционные механизмы пригодны для примирения конфликтующих представлений о справедливости; 3) учитывая процедурное несовершенство политического процесса, гражданин должен уяснить, когда с решениями большинства надо считаться, а когда они могут быть отвергнуты, т.е. определить основания и границы политической обязанности. В связи с этим Ролс замечает: “конституционная теория гражданского неповиновения покоится целиком на концепции справедливости”. Все эти вопросы, охватываемые первым принципом справедливости, носят ярко выраженный политический характер.
Второй принцип справедливости, по Ролсу,– социально-экономический, связан с распределением прибыли и богатства. Неравенство, которое не идет на пользу всем, объявляется несправедливостью. В соответствии со вторым принципом, поясняет Ролс, социальная и экономическая политика должна быть направлена на наиболее полное удовлетворение долговременных ожиданий наименее благополучных людей при условии справедливого равенства возможностей и равных свобод. “Главная проблема распределяющей справедливости,– пишет Ролс,– выбор социальной системы”. Он констатирует, что выбор между экономикой, основанной на частной собственности, и социализмом остается открытым, ибо разные основные структуры могут отвечать принципам теории справедливости. Но социальная система должна быть такова, чтобы распределение оставалось справедливым, как бы ни обернулись дела. Это требует наличия определенных политических и правовых институтов. В системе власти должна быть особая распределяющая ветвь, которая путем налогообложения и регулирования прав собственности обеспечивала бы приблизительную справедливость распределительных долей. Справедливость, по мнению Ролса, “исключает различные формы эгоизма”.
Таким образом, американскому либералу Ролсу справедливость представляется как служение благу всех, общему благу, примерно равное распределение выгод и тягот, проистекающих из взаимодействия в рамках общества, что предполагает регулирование частной собственности и исключение эгоизма при гарантии равенства прав и обязанностей. Речь идет о справедливости реальной, а не формальной, социальной и политической, а не юридической.
В 1994 г. на русский язык была переведена книга О.Хёффе “Политика, право, справедливость”, вышедшая в Германии в 1987 г. Хёффе отмечает, что “важные положения в связи с политической справедливостью содержатся в кантовской философии права и государства”.
Несмотря на отвлеченно-теоретический характер своего труда, Хёффе не пренебрег социальными и политическим и аспектами дела. К “опосредующим принципам” справедливости наряду с основными свободами и правами участия он относит и социальное государство.
В отечественной социологической и юридической литературе 90-х годов присутствуют разные взгляды на определение понятия социальной справедливости, а также о соотношении интересов личности и интересов общества. Так, В.Д. Ржевский и А.В. Киселева писали о “закреплении в конституции приоритета прав человека над правами любой общности”. [Ржевский В.А., Киселева А.В. Субъекты Российской Федерации: типология и конституционные основы организации// Государство и право. №10-1994.] Т.В.Кашанина утверждает, что “право направлено прежде всего на защиту индивидуальных, а не общественных или коллективных интересов, которые ставились во главу угла общиной или церковью”. [Кашанина Т. В. Происхождение государства и права. М., 1999.] В то же время Л.С. Мамут отвергает приоритеты в соотношении индивидуальных и общественных прав и интересов, настаивая на их сочетании. [Мамут Л.С. Государство в ценностном измерении. М., 1999.] О. Цыбулевская пишет: “Долгое время общественное сознание формировалось на идеалах равенства, гуманизма, справедливости, зачастую гипертрофированных, иллюзорных. Сегодня многие убедились, что, как это ни парадоксально, в социально-экономической сфере идеал равенства неминуемо приводит к несвободе, росту ограничений. Постепенно приходит понимание: мало социальной справедливости в том, что все более или менее одинаково бедны. Значит, надо разбогатеть всем: и людям, и государству, и обществу... Отсюда должно обеспечиваться не фактическое равенство (это утопия в условиях современного общества), а равенство всех перед законом, создание равных стартовых условий”. [Теория государства и права. Курс лекций./ Под ред. Цибулевской М., 1999.]
М. Пискотин в своей статье выделяет следующие требования и условия социальной справедливости:
• недопущение чрезмерного разрыва в уровне доходов наиболее обеспеченных и наименее обеспеченных слоев населения;
• создание равных возможностей для всех граждан для реализации ими своих способностей;
• равная оплата за равный труд;
• равенство всех перед законом и судом;
• введение тех или иных форм бесплатного, за счет государства, образования и бесплатной медицинской помощи;
• забота государства о детях и нетрудоспособных;
• существование достаточно сильного и активного государства, обеспечивающего соблюдение требований социальной справедливости, как в законодательстве, так и в правоприменительной практике, ведущего реальную и эффективную борьбу с преступностью и коррупцией, надежно охраняющего права, свободы и законные интересы граждан. [Пискотин М. Карфаген должен быть разрушен// РФ сегодня. №6-2003.]
По данным социологических опросов ВЦИОМ более 80% граждан Российской Федерации озабочены проблемами социального неравенства. [Нарышкина А. Лишь бы не было богатых.//Известия–23.04.04.] По степени обеспокоенности, эта проблема занимает второе место после проблемы преступности и собственной безопасности. При этом можно выделить три вида взглядов на социальную справедливость: уравнительные, трудовые и рыночные.
Сторонники уравнительных взглядов (25-28 процентов опрошенных) выступают за то, чтобы материальное положение всех членов общества различалось не сильно. Социологи объясняют это загадочное явление религиозной и демократической традицией, но подчеркивают, что уравнительные мотивы все-таки преобладают в малообеспеченных и малообразованных слоях.

Продолжение работы в архиве!

Это вложение скрыто для гостей. Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Это сообщение имеет вложенный файл..
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Модераторы: Админчик
Время создания страницы: 0.124 секунд

Понравилось? Поделись с друзьями: