Инфоняня - Сайт для родителей и детей

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

Советско-Американская встреча на высшем уровне в Вашингтоне (декабрь 1987 г.)

Советско-Американская встреча на высшем уровне в Вашингтоне (декабрь 1987 г.) 4 года 8 мес. тому назад #1437

  • Админчик
  • Админчик аватар
  • Offline
  • Администратор
  • Сообщений: 1283
  • Репутация: 0
Введение
Глобальные геостратегические сдвиги на рубеже 80–90-х годов XX века, связанные с распадом Советского Союза и окончанием "холодной войны", привели к изменению международного статуса США. Соединенные Штаты во многом определяют развитие современных международных отношений. В то же время Российская Федерация как правопреемник СССР остается активным участником дипломатических процессов. Важнейшие внешнеполитические решения не принимаются без учета "фактора России". Поэтому современное международное положение и перспективы развития мирового сообщества в значительной степени зависят от характера российско-американских отношений.
В рассматриваемый в работе период Соединенные Штаты провозгласили стратегию национальной безопасности, в основе которой лежали принципиально новые установки. В частности, было признано, что с намечающимся крахом коммунизма, представлявшего прежде главную угрозу безопасности США, появились условия для формирования партнерских отношений между Соединенными Штатами и Россией.
Отношения между Россией и США в конце 1980-х гг. испытали существенную эволюцию. Если в первые постсоветские годы в них преобладала установка на стратегическое партнерство, то к середине 1980-х гг. отношения двух стран вступили в полосу напряженности. На современном этапе они отличаются наличием широкого круга проблем и противоречий, как доставшихся в наследство от времен "холодной войны", так и накопленных за последнее десятилетие. Их устранение способно открыть путь для конструктивных двусторонних отношений и оздоровления международной обстановки в целом. Опыт российско-американского взаимодействия 1980-х гг. становится фактором современной внутриполитической жизни обеих стран. В свете этого изучение российского направления внешней политики Соединенных Штатов является безусловно важным и актуальным как в научном, так и в практическом отношении. [Добрынин А. Ф. Разоружение и безопасность. – М., Прогресс, 1988, стр. 67.]
Кульминацией встречи на высшем уровне между генеральным секретарем ЦК КПСС М. С. Горбачевым и президентом США Р. Рейганом стало подписание договора о ликвидации ядерных ракет средней и меньшей дальности в Вашингтоне в декабре 1987 г. [Вооружения, разоружение и международная безопасность. – М.: Наука, 1997, стр. 139.]
Уничтожению подлежали советские и американские ракеты наземного базирования дальностью действия от 1000 до 5500 км и от 500 до 1000 км. СССР должен был уничтожить 1752, а США – 859 ракет.
Предусматривался строгий контроль за выполнением условий договора. Горбачев и Рейган обсудили также вопросы, связанные с подготовкой договора по стратегическим вооружениям.
Одновременно два лидера подтвердили готовность своих стран соблюдать договор об ограничении систем противоракетной обороны в том виде, как он был подписан в 1972 г. В Вашингтоне обсуждались также вопросы запрещения испытаний ядерного оружия, запрещения и уничтожения химического оружия, сокращения обычных вооруженных сил и вооружений.
В начале 1988 г. руководство СССР по согласованию с правительствами ГДР и Чехословакии решило вывезти с территории этих стран советские ракеты, не дожидаясь ратификации вашингтонского договора.
Становилось очевидным то, что ввиду экономических трудностей США оказываются не в состоянии финансировать все проталкиваемые Пентагоном военные программы. В 1985 г. конгресс США заморозил военные расходы, а с 1987 г. началось даже их определенное сокращение. В стране усиливалась критика внешней политики администрации, и особенно ее курса в отношении Советского Союза. Таким образом важным звеном в развитии советско-американских отношений стала встреча в верхах в Вашингтоне, которая состоялась в декабре 1987 года.
1. Горбачев и предыстория советско-американских отношения до встречи в Вашингтоне
В 1985 г., когда М. С. Горбачев пришел к руководству государством, Советский Союз был великой державой, возможно, несколько потускневшей, но все же сильной, одной из двух сверхдержав мира. Однако в течение только трех лет, с 1989 по 1991 гг., сфера политического влияния страны и ее границы были отодвинуты из центра Европы далеко на восток, к границам России 1653 г., существовавшим до ее союза с Украиной.
Корни распада Советского Союза надо искать в основном внутри страны, в нашей политической борьбе и разногласиях, связанных с необходимостью кардинального реформирования, в не очень компетентных, но амбициозных лидерах и в необычно быстрой смене внутренних событий, в которых большинство населения прямо не участвовало и далеко не все понимало.
Наиболее важным фактором, способствовавшим активизации внешней политики СССР, было то, что как раз в тот период Горбачев стал формулировать "новое мышление", рассчитанное на договоренности с Западом, в особенности с США, в этой области. Горбачев осознал необходимость конструктивных отношений с США и стремился придать советской внешней политике больше динамизма и гибкости. [Гаджиев К. С. Введение в политологию. – М.: Институт "Открытое Общество", 1999, стр. 218.]
На заседании Политбюро по итогам его первой встречи с Рейганом Горбачев подчеркнул важность сохранения "духа Женевы" и проведения второй встречи с ним.
Когда в сентябре 1986 г. Горбачев отправился на отдых в Крым, никакого решения Политбюро о его второй встрече с президентом США еще не было. Через некоторое время он предложил Рейгану встретиться осенью в каком-либо месте между Москвой и Вашингтоном, например в Лондоне или Рейкьявике. Главным вопросом встречи должно быть, по его мнению, ядерное разоружение. Он намерен предложить глубокие сокращения стратегических вооружений при условии, что президент откажется от своей космической программы.
Встреча в Рейкьявике 11–12 октября 1986 г. носила весьма драматический характер. Впервые в истории советско-американских отношений возникла реальная возможность значительного сокращения стратегического оружия. Рейган согласился с предложенной идеей – и даже с возможной ликвидацией стратегических ракет по истечении десяти лет. Однако он отказался взять какие-либо обязательства по договору по ПРО, которые могли бы ограничить деятельность США по осуществлению программы "звездных войн". [Добрынин А. Ф. Разоружение и безопасность. – М., Прогресс, 1988, стр. 69.] Все настойчивые попытки Горбачева переубедить Рейгана оказались безуспешными.
На заседании Политбюро, посвященном Рейкьявику, Горбачев, хотя все еще раздраженный "упрямством Рейгана", заявил, что эта встреча в конечном счете стоила того, чтобы ее провести. Во-первых, она показала всему миру, что советское руководство готово к серьезным переговорам по разоружению; во-вторых, Рейган неожиданно продемонстрировал свою готовность к сокращению ядерных вооружений, что можно будет использовать в дальнейшем; в-третьих, Рейкьявик внес разногласия в НАТО, где критиковали готовность Рейгана идти на такое сокращение без консультаций со своими союзниками и одновременно за упорство в отстаивании программы "звездных войн" любой ценой.
В целом динамизм Горбачева прибавил новый импульс развитию советско-американских отношений. Он фактически уже думал о следующей, третьей, встрече с Рейганом. Одновременно после Рейкьявика в целях дальнейшего нажима на США он предложил Политбюро проводить более активную политику в Европе в качестве контрбаланса Вашингтону, а также укреплять военные и политические аспекты безопасности хельсинкского процесса, чтобы уменьшить военную зависимость Европы от США.
Между тем манера обсуждения Горбачевым вопросов на Политбюро постепенно менялась, стиль руководства становился все более авторитарным. Обсуждение внешнеполитических вопросов в Политбюро также претерпевало трансформацию. От подробного коллективного рассмотрения и принятия решений и обязывающих директив Горбачев исподволь стал переходить к тому, чтобы иметь максимальную свободу рук на переговорах с главами других государств. Постепенно, не без активной помощи Шеварднадзе, Горбачев достиг своей цели – практически самостоятельно определял и осуществлял внешний курс страны. Все это стало особенно очевидным с 1989 г.
Горбачев начал импровизировать и стал подчас, не консультируясь с Политбюро и экспертами, соглашаться на внезапные компромиссы, которые в ряде случаев нельзя было расценить иначе как односторонние уступки американцам, делавшиеся во имя скорого достижения соглашения, что становилось порой самоцелью.
В апреле 1987 г. в Москву приехал Госсекретарь Шульц для переговоров по евроракетам. Советское руководство на этот раз было готово пойти на взаимное уничтожение ракет средней дальности: наших СС-20 и других того же радиуса действия одновременно с аналогичными американскими ракетами, размещенными в Европе с 1983 г. И Горбачев пошел на это нелегкое, но правильное решение. Ракеты средней дальности имели радиус полета от 500 до 1500 километров, и они, согласно готовившемуся соглашению, должны были быть уничтожены. В то же время СССР имел также на вооружении более сотни новых ракет СС-23 повышенной точности, но с максимальным радиусом до 400 километров. В этой связи военные СССР справедливо настаивали, что эти ракеты не подпадают под соглашение, хотя американцы стремились и их включить в него.
Перед приездом Шульца Горбачев попросил маршала Ахромеева подготовить для него памятную записку с изложением позиций обеих сторон с возможными рекомендациями. Ахромеев специально подчеркнул, что Шульц, видимо, будет опять настаивать на сокращении ракет СС-23 и что на это нельзя соглашаться. Ахромеев не случайно настаивал на этом – наши военные знали, что Шеварднадзе был склонен уступить американцам в вопросе о ракетах СС-23 ради достижения быстрейшего компромисса, хотя прямо на Политбюро он так вопрос не ставил. [Добрынин А. Ф. Разоружение и безопасность. – М., Прогресс, 1988, стр. 78.]
Когда Горбачев прибыл в Вашингтон 8 декабря 1987 г. для подписания указанного соглашения, он без серьезного торга согласился еще на одну уступку: уничтожить все ракеты СС-20 не только в европейской части СССР, но и в азиатской части, хотя в Азии они являлись частью советской обороны против американских баз в Японии и Индийском океане, а также противовесом китайским ядерным вооружениям.
Американские противники договоренностей с СССР в области разоружения и контроля над вооружениями незадолго до встречи в Вашингтоне предприняли ряд попыток помешать процессу согласования компромиссного решения, настаивая на необходимости жесткого контроля на местах за выполнением Советским Союзом соглашения об уничтожении ракет и пусковых установок и требуя согласия СССР на внезапные проверки "в любом месте и в любое время". Особой активностью в этом плане отличался, как и прежде, министр обороны Уайнбергер. Советские представители на переговорах в Женеве не только приняли эти условия, но и предложили, чтобы проверяющие допускались не просто "к воротам предприятий", на которых будет осуществляться ликвидация этих видов вооружений, но и внутрь этих предприятий. "Советы загнали нас в угол, – заявил один из американских экспертов. – Мы без конца твердили о допуске, и они на этом поймали нас, сказав по сути дела: "Конечно. Давайте. В любое время. В любом месте". Мы пошли на попятную. [Аранович А. Р. Современные вооруженные силы и обеспечение военной безопасности России в начале ХХI века. Рабочий доклад. Ноябрь, 2001, стр. 134.] Когда нас осенило, что "в любом месте" включает некоторые совершенно секретные объекты, мы отступили". Процитировавший это признание эксперта Дж. Ньюхаус заметил: "Вновь администрация выдвинула всеобъемлющее предложение в расчете на то, чтобы осложнить жизнь Советам, но, приняв его, Советы осложнили жизнь Вашингтону". Пентагоновское руководство категорически заявило, что не может допустить советских инспекторов на совершенно секретные военно-промышленные объекты США, оборудованные по последнему слову техники. [Аранович А. Р. Современные вооруженные силы и обеспечение военной безопасности России в начале ХХI века. Рабочий доклад. Ноябрь, 2001, стр. 145.]
2. Внешнеполитические особенности и основные результаты проведения встречи в Вашингтоне на высшем уровне в 1987 г.
В результате продолжавшихся все лето переговоров в Женеве советские и американские представители договорились о ликвидации ракет не только средней, но и меньшей дальности, а также в значительной мере расчистили путь к дальнейшим договоренностям. Встречи в Москве и Вашингтоне с участием Дж. Шульца и Э. А. Шеварднадзе весной и осенью 1987 г. привели к договоренности о проведении встреч на высшем уровне в Вашингтоне в декабре того же года и в Москве в 1988 г. Шесть с лишним лет интенсивных и сложных переговоров наконец-то увенчались первым крупным успехом. [Вооружения, разоружение и международная безопасность. – М.: Наука, 1997, стр. 52.] Через несколько дней после того, как было опубликовано совместное советско-американское заявление о предстоящей встрече на высшем уровне и приезде М. С. Горбачева в Вашингтон, министр обороны Уайнбергер подал в отставку, сославшись на причины семейного характера (помощник Уайнбергера, Р. Перл, считавшийся главным идеологом противников договоренностей с СССР в области вооружений, ушел в отставку в марте 1987 г., заявив, что, судя по всему, "наступает весна в области контроля над вооружениями", а он не хочет иметь с ней ничего общего). [Гаджиев К. С. Введение в политологию. – М.: Институт "Открытое Общество", 1999, стр. 265.] Прошение Уайнбергера об отставке было принято президентом Рейганом; министром обороны был назначен Ф. Карлуччи, ранее занимавший пост помощника президента по вопросам национальной безопасности. А на освободившееся место президентского помощника был назначен генерал К. Пауэлл. Впервые за без малого семь лет рейгановской администрации государственный секретарь, министр обороны и помощник президента по вопросам национальной безопасности принадлежали к одному лагерю – лагерю сторонников договоренностей с Советским Союзом по вопросам контроля над вооружениями.
Состоявшаяся в Вашингтоне 7–10 декабря 1987 г. встреча на высшем уровне между М. С. Горбачевым и Р. Рейганом привела к подписанию советско-американского Договора о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности и нескольких связанных с договором документов. По оценке обеих сторон, встреча прошла в деловой атмосфере и диалог двух руководителей был более конструктивным, чем когда-либо прежде. Но не обошлось и без сложных ситуаций, вызванных тем, что американская сторона и сам президент пытались вести разговор в прежнем духе, с использованием обвинений и давления. Оценивая позиции и взгляды администрации США на советско-американские отношения, М. С. Горбачев был вынужден отметить, что "если стоять твердо на почве фактов, не впадать в преувеличения то о копейном переломе в наших отношениях пока говорить рано, пока рано". [Добрынин А. Ф. Разоружение и безопасность. – М., Прогресс, 1988, стр. 152.]
Хотя Рейган и отмечал в преддверии встречи на высшем уровне в Вашингтоне важность достижения соглашения с СССР о сокращении на 50% стратегических наступательных вооружений, он совершенно не вмешивался в проблемы выработки позиции США по этому вопросу, оставляя их решение на усмотрение своих советников и помощников, которые никак не могли выработать единой позиции. Раздоры внутри американской делегации были настолько сильны и глубоки, что, как сказал один из руководящих деятелей государственного департамента, анонимно процитированный Дж. Ньюхаусом, "даже если бы Советы пришли к нам и сказали: "Вы составьте текст соглашения, а мы его подпишем", мы все равно не смогли бы сделать этого". [Добрынин А. Ф. Разоружение и безопасность. – М.. Прогресс, 1988, стр. 127.] Своеобразным признанием неспособности президента внести конструктивный дух в разгоревшиеся противоречия между представителями гражданских и военных ведомств США и внутри самих этих ведомств по вопросам стратегических вооружений было заявление Рейгана, сделанное спустя три месяца после завершения встречи в Вашингтоне. Президент заявил тогда, что остается слишком мало времени для завершения работы по подготовке соглашения по стратегическим вооружениям, чтобы оно могло быть подписано в ходе встречи на высшем уровне в Москве. Как стало известно, заявление было сделано президентом по рекомендации государственного департамента, руководство которого отлично понимало нереальность завершения работы над текстом соглашения в условиях, когда Пентагон категорически отказывался допускать советских инспекторов на особо секретные военно-промышленные объекты США. Президентское заявление было сделано с таким расчетом, чтобы умерить необоснованно оптимистические надежды на возможность подписания соглашения в Москве и чтобы отсутствие конкретных результатов встречи на высшем уровне в Москве не было расценено как ее провал.
3. Анализ конкретных количественных и качественных итогов встречи в Вашингтоне
Встреча, проходившая в декабре 1987 г. в Вашингтоне, была ознаменована подписанием соглашения об уничтожении целого класса ракет среднего и ближнего радиуса действия. Это стало возможным в результате продвижения в вопросе о контроле над вооружениями, который был камнем преткновения в предшествующие годы, поскольку СССР отказывался пустить на свои военные объекты американских инспекторов. Впервые договоренности такого уровня касались не только ограничения вооружений, но и их ликвидации. По этому договору ликвидации подлежали 1752 советских ракеты среднего радиуса действия и малой дальности и 869 таких же американских ракет. Советские ракеты малой дальности ликвидировались не только на территории СССР, но и на советских военных базах в ГДР и Чехословакии. Кроме того, СССР в инициативном порядке ликвидировал свои ракеты средней и малой дальности, размещавшиеся в Сибири и на Дальнем Востоке.

М. С. Горбачев и Р. Рейган подписывают договор о ликвидации ядерных ракет средней дальности (Вашингтон, дек. 1987 г.)
В результате односторонних уступок с советской стороны были уничтожены ракеты малой дальности "Ока", о которых вообще в договоре не упоминалось. В этой связи острую дискуссию вызывает вопрос о тех преимуществах и гарантиях, которые получил СССР в обмен на такие явно проамериканские договоренности. И этот аспект политики в области сокращения вооружений, проводившейся Горбачевым, является наиболее уязвимым. [Аранович А. Р. Современные вооруженные силы и обеспечение военной безопасности России в начале ХХI века. Рабочий доклад. Ноябрь, 2001, стр. 42.]
Так, если в 1985–1989 гг. в ходе переговоров СССР настаивал на отказе США от развертывания системы противоракетной обороны (СОИ), то по мере ухудшения экономической ситуации внутри страны в 1989–1991 гг. Он снял свои возражения, не получив никаких гарантий. Сокращение вооружений по мере ухудшения экономической ситуации все в большей мере стало рассматриваться как способ сокращения бюджетных ассигнований.
Весной 1989 г. Президиум Верховного Совета СССР принял указ о сокращении Вооруженных Сил СССР и расходов на оборону в 1989–1990 гг., согласно которому численность армии следовало уменьшить на 500 тыс. человек, а расходы на оборону – на 14,2%. Все эти меры проводились без качественной реорганизации Вооруженных Сил, при сохранении неэффективной системы действительной военной службы. Финальной точкой в вопросе о вооружениях стало подписание в Москве Горбачевым и Бушем в июле 1991 г. советско-американского договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСНВ-1).
Заключение
В течение всех послевоенных десятилетий гонка вооружений в двухполюсном мире проходила по простоя схеме "вызов-ответ". В результате в мире было накоплено огромное количество оружия. Мощность ядерных боезопасов давно уже превышает разумные пределы достаточности. Такой гигантский уровень накопленных стратегических наступательных вооружений был проявлением военно-силового мышления и результатом количественного подхода к созданию ядерных вооружений. С такой же точки зрения рассматривался вопрос о военно-стратегическом равновесии. Серия договоров, заключенных в 1970-е гг. (по ПРО, ОСВ-1, ОСВ-2), фиксировала фактические уровни вооружений, а также ограничивала их рост определенными пределами. [Вооружения, разоружение и международная безопасность. – М.: Наука, 1997, стр. 61.]

Продолжение работы в архиве

Это вложение скрыто для гостей. Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Это сообщение имеет вложенный файл..
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Модераторы: Админчик
Время создания страницы: 0.125 секунд

Понравилось? Поделись с друзьями: