Инфоняня - Сайт для родителей и детей

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

Троцкий – публицист первой четверти ХХ века

Троцкий – публицист первой четверти ХХ века 4 года 8 мес. тому назад #1401

  • Админчик
  • Админчик аватар
  • Offline
  • Администратор
  • Сообщений: 1283
  • Репутация: 0
Введение
Публицистика относится к сфере политической деятельности, политического общения. Какой бы вопрос ни рассматривал публицист, он относится к нему с точки зрения политика.
Для публициста решить стоящие перед ним задачи – значит убедить аудиторию в истинности и целесообразности своей позиции. Политика предполагает действие, но осознанное действие – результат убеждений.
Публицистика – особая сфера творчества. Особый род литературы базируется на документалистике и работает с конкретными фактами и явлениями, не переплавляя их в образы, как художественная литература.
Другая особенность публицистики – личностность и субъективность. Между личностью публициста и его творчеством чаще всего можно смело поставить знак равенства. Если в художественной литературе автор скрыт системой образов, символов, иносказаний, то в публицистике использование названных приемов призвано, наоборот, продемонстрировать индивидуальное авторское лицо.
Как определяющее, конструктивное начало в публицистике крайне важно мировоззрение автора. Именно оно является центром творчества. Факт берется объективный, а вот интерпретация его – это и есть то, что привлекает в публицистике. Отсюда – и стилистическая, и жанровая свобода поиска – как специфическая форма личностного самовыражения.
Вследствие этого публицистика расцветает во времена либерализма, демократических послаблений, тогда, когда автору дозволено высказывать свое мнение без боязни репрессивных мер. Таким временем расцвета для публицистики стал период начала ХХ века, когда после манифеста 1905 года журналисты получили практически полную свободу слова.
Публицистика соединила в себе черты научного и художественного творчества, поэтому её особенностью является равноправное соединение рационального и эмоционального начал. Существует мнение, что эмоциональное воздействие играет только вспомогательную роль в журналистике, выступает дополнительным средством воздействия, однако на деле мы видим, что это не соответствует истине. Эмоции являются необходимым элементом любого познания, стимулирующим началом. Значение эмоционального фактора в публицистике обусловлено ещё и тем, что она преследует не только информативную, но и побудительную цель.
Однако не следует переоценивать значение эмоционального начала публицистики. "Конечно, эмоциональное потрясение может быть стимулом к выступлению, – пишет С. П. Истратова, – это свойство личного и общественного темперамента… и самым ярким примером в этом смысле являются для нас статьи Белинского. В их основе нередко лежало эмоциональное потрясение" [Истратова С. П., Литература – глазами писателя/ М.: Знание, № 3, 1990]. Но замена рациональной и информативной недостаточности эмоциональным накалом ведет к ослаблению силы убеждающего воздействия публицистики.
В. Г. Белинский был первым русским журналистом, кто соединил публицистику с обществом и поставил ее на службу не литературе, а государству. Основоположник гражданского понимания публицистики сделал публицистику ближе к общественной и политической жизни, но ему, в отличие от его последователей, не хватало хладнокровия и взвешенности суждений. Его страстный, горячий стиль заражал окружающих энтузиазмом, основываясь на личном обаянии публициста. Гражданская публицистика в первое время была слишком тесно связана с литературой и была очень близко к художественному творчеству.
Л. Д. Троцкий писал: "Через литературу Белинские пробивали отдушину в общественность – в этом была их историческая роль. Литературная критика заменяла политику и подготовляла ее" [Троцкий Л. Д. "Литература и революция"/ Пролетарская культура и пролетарское искусство, С. 147]. Продолжателями традиций Белинского Троцкий называет Чернышевского, Добролюбова, Писарева, Михайловского, Плеханова и говорит, что они были "общественными вдохновителями литературы и еще более – литературными вдохновителями зарождавшейся общественности". В переломные моменты истории на первый план выходит публицистика с ее прямым обращением к народу и немедленной реакцией на события. Художественная литература осмысляет и отражает, публицистика толкает к действию. Публицистический пафос "обладает эффектом неопосредованного, прямого, убеждающего воздействия".
Приход в общественную жизнь публицистов типа Г. В. Плеханова, Л. Д. Троцкого, А. В. Луначарского, К. Радека, Ю. О. Мартова и др. обозначил новую веху в ее развитии, сделав ее реальной политической и общественной силой. Талант публициста в соединении с историческим периодом великих социальных перемен дали публицистике новый толчок к развитию, сделав ее такой, какой мы видим ее сейчас.
С. П. Истратова замечает, что "в периоды социальных перемен, связанных с переоценкой людьми действительности, повышением их общественной активности, необходимостью идейно-нравственного самоопределения, возникает… особая потребность в незаурядном, живом примере, в убеждающем мудром советчике, ярком собеседнике" [Истратова С. П., Литература – глазами писателя/ М.: Знание, № 3, 1990, С. 10]. Таким "советчиком и собеседником" для общества в период Октябрьских событий стал блестящий публицист Л. Д. Троцкий. Его популярность в то время была огромна, а влияние его публицистики – несомненно.
Интересно изучить и понять публицистику тех времен – эту грандиозную силу, которая призывала, пропагандировала, влекла за собой и в конце концов одержала блестящую победу. Сегодня очень актуальная для политиков, журналистов и специалистов по связям с общественностью тема – воздействие на массы в целях рекламы, социальной и политической. Выборы, адаптация нового курса, смена лидеров и правительств требуют изучения вопросов агитации и политической рекламы, общественных связей. В свете подобных нужд общества небесполезно изучить тот механизм, который позволил большевикам завладеть симпатиями народа и установить диктатуру меньшинства.
Троцкий – блестящий публицист и политик начала века. Его творчество, начавшееся с самых первых лет ХХ века, охватывает весь период становления, развития и закрепления новой системы. Постоянное самообразование делает его одним из самых образованных людей партийной верхушки: многочисленные таланты, острый ум, свежий взгляд ставят публициста на одно из самых значительных и заметных мест в истории русской революционной публицистики. А в искусстве оратора, полемика и критика Троцкий не знал себе равных. По словам Н. Бердяева, "Л. Троцкий стоит во всех отношениях многими головами выше других большевиков, если не считать Ленина. Ленин, конечно, крупнее и сильнее, он глава революции, но Троцкий более талантлив и блестящ…" (Новый град. Париж, 1931.№ 1). [Цит. по: Волкогонов Д. А., Троцкий: политический портрет, М., 1992, С. 135
] В самом деле, вклад Троцкого в историю русской революции бесспорен. Бесчисленные подтасовки Сталинских подручных, начиная с Каменева и Зиновьева, постепенно вывели имя Троцкого из истории, будто его и не было, а на первое место водворили Сталина, поставив имя последнего рядом с именем Ленина, тогда как на самом деле именно Троцкий был вторым после вождя человеком в стране в годы революции и гражданской войны. Во всех учреждениях висели портреты Ленина и Троцкого, и в первой экранизации романа "Красные дьяволята" герои целуют портрет последнего.
Троцкий, как прирожденный публицист, очень серьезно относился к слову. Его литературное, политическое, историческое наследие огромно, и отражает практически целиком картину происходивших событий. Время не позволяло ему писать работы монографического плана, и главное достояние, доставшееся нам, это его статьи. Книги Троцкого, как правило, – сборники статей разных лет, объединенных той или иной тематикой, предшествуемые предисловием автора и снабженные поправками и комментариями, составленными позднее. Впрочем, принципиальных поправок немного, Троцкий никогда не отрекался от написанного, объясняя изменившееся мнение новыми обстоятельствами.
Помимо статей, большое место в творческом наследии Троцкого составляют речи, произносимые им довольно часто. Троцкий был первым революционным деятелем, у которого были личные секретари, стенографировавшие каждую речь лидера и фиксировавшие все произнесенные им вслух мысли. Потом, после некоторой необходимой обработки, речи зачастую посылались в различные издания. Количество газет и журналов, в которых Троцкий печатался, а то и участвовал в издании, поистине огромно. Бесконечная энергия и неутомимость Троцкого, участие в Петербургских Советах народных депутатов двух революций, выступления на митингах и в органах печати сделали его самой популярной личностью в стране. Кроме собственных статей и выступлений, Троцкий – составитель богатейшего архива, в котором кропотливо собраны мельчайшие документы, бесценные сейчас свидетельства происходивших в стране событий. Таким образом, изучение наследия Л. Троцкого существенно дополняет картину эпохи, которая до сих пор остается белым пятном в истории нашей страны.
Наконец, Троцкий – гениальный, прирожденный агитатор. Он был создан для того, чтобы зажигать толпу и вести ее за собой. Его выступления собирали полные площади и цирковые арены, он был властителем умов и вождем. Н. Бердяев писал: "Большевики вошли в русскую жизнь в первый же момент уродливо, с уродливым выражением лиц, с уродливыми жестами, они принесли с собой уродливый быт… Л. Троцкий – один из немногих, желающих сохранить красоту образа революционера. Он любит театральные жесты, имеет склонность к революционной риторике, он по стилю своему отличается от большей части своих товарищей…" [Цит. по: Волкогонов Д. А., Троцкий: политический портрет, М., 1992, С. 24].
В Троцком и его многогранном творчестве отразилась вся эпоха блистательных побед и катастрофических поражений, он стоит у истоков величайших переломных моментов истории и является тем человеком, который смог донести до нас отблеск великих событий во всей их красоте и трагичности. Святая вера в свой идеал, величие целей и масштаб катастрофы описывает широко образованный человек, сильная личность и блестящий публицист.
Предметом исследования для работы мы избрали идейно-эстетические взгляды Троцкого, нашедшие выражение в многочисленных статьях, высказываниях и специальных выступлениях по литературе и искусству. В данной работе в хронологическом порядке рассмотрены статьи Троцкого в период с 1900 по 1928 года, т. е. с самого начала его творческой деятельности до его высылки из страны. На развитие публицистики Троцкого повлияли события, произошедшие в стране. Революция создала новый тип публицистики, и Троцкий стоял у самых истоков нового подхода к журналистскому творчеству. Демократизация печати, новые цели и задачи, расширение аудитории и круга затрагиваемых тем, новые жанры нашли свое отражение в публицистике Троцкого. Как менялись его работы и стиль письма в переломные моменты истории, мы попытаемся увидеть в этой работе.
Наибольшее внимание уделяется критическим статьям. Какими виделись одному из самых ярких представителей революционной элиты классики и современники, в чем цель искусства, каково место культуры в идеальном светлом будущем – ответы на эти и другие вопросы может дать изучение наследия Троцкого.
Целью данной работы является знакомство читателя с публицистикой Троцкого и показ взглядов политика на искусство. Для этого в хронологическом порядке будут рассмотрены статьи Троцкого и проведен их идейно-тематический анализ.
Историографическая справка
"Жизнь Троцкого представляет значительный интерес, и она ставит одну очень серьезную тему – тему о драматической судьбе революционной индивидуальности, тему о чудовищной неблагодарности всякой революции, извергающей и истребляющей своих прославленных создателей", – написал Н. Бердяев в 1931 году в Париже. Льву Давидовичу Троцкому судьбой было назначено пережить великие триумфы и катастрофические поражения. Исследователей еще долго будут привлекать масштаб личности, размах деятельности и трагизм судьбы одного из вождей великой русской революции.
К сожалению, популярность Троцкого на родине носила ярко негативный характер на протяжении долгих лет, и исследованием его наследия и фактов биографии больше занимались западные советологи. После распоряжения Советского правительства в 1935 году об изъятии работ Л. Д. Троцкого, Г. Е. Зиновьева и Л. Б. Каменева из библиотек и помещении их в фонды специального хранения, наследие великого революционера было недоступно исследователям в России. Юридическое право знакомиться с произведениями Троцкого советские читатели получили вновь только в июне 1989 года.
Между тем, многие идеи Троцкого, его концепции беззастенчиво присваивались Сталиным. Нередко такие фальсификации приводили к полному абсурду. Так, в 1905 году на III съезде партии принимается резолюция о революции и будущем временном правительстве на основании тезисов Троцкого, которую в дальнейшем сталинисты будут цитировать неоднократно, противопоставляя "троцкизму". В книге "Моя жизнь. Опыт автобиографии" Троцкий с горькой иронией скажет: "Красные профессора сталинской формации понятия не имеют о том, что в качестве образца ленинизма они цитируют против меня мною же написанные строки". Так случалось неоднократно. Идеи Троцкого были известны советским историкам только из умело составленного мифа, без единой возможности документального подтверждения. Поэтому часто против Троцкого использовалось его же оружие. Все ошибочные решения партии ставились в вину Троцкому, все успехи его и достижения умалчивались или приписывались Сталину.
Документальная "чистка" коснулась и ленинского наследия, откуда были тщательно выбраны документы, показывающие истинное отношение Ленина к Троцкому. Так, например, "профессор Дж. Кип подсчитал, что в Полном собрании сочинений В. И. Ленина отсутствует 50 документов из 172, находящихся в зарубежном архиве Л. Д. Троцкого, направленных ему Владимиром Ильичом в 1918 – 1922 гг. " [Семененко В. И., В трудных поисках истины: по страницам советской и зарубежной литературы о Л. Д. Троцком и "троцкизме", Харьков: Основа, 1991, С. 15]. А документы периода разногласий между Лениным и Троцким, начавшихся на II съезде РСДРП в 1903 году и закончившихся с революцией 1917 года, напротив, выдвигались на первый план. В тот период оба революционера часто позволяли себе довольно грубые и нелицеприятные высказывания по адресу оппонента, и этим поспешил воспользоваться Сталин. Упреки по поводу резкой смены ориентиров слышал Троцкий и в первые двадцать лет ХХ века. После опалы эти упреки стали приговором.
Из истории Октябрьской революции Троцкий был вычеркнут совершенно. Сегодня его истинная роль в ходе революции реконструирована полностью: во время восстания функционировал Петроградский Совет под председательством Троцкого; при Совете был создан Военно-революционный комитет; в ВРК организационно входил Военно-революционный центр, в составе которого числился И. В. Сталин. По подсчету Д. А. Волкогонова, в третьем, четвертом и пятом томах "Революции 1917 года", изданной Истпартом в 1924 – 1926 гг., Троцкий упоминается 109 раз, тогда как Сталин – всего 10. Сравним с соответствующей статьей в энциклопедии "Великая Октябрьская социалистическая революция", изданной в 1987 году: здесь Троцкий упоминается как человек, стоявший за оттяжку восстания, что грозило его срывом. На самом деле, намерение сдвинуть срок восстания (после съезда Советов) диктовалось желанием узаконить его, ибо доверие к Советам и их популярность в народе намного превосходили, по мнению Троцкого, влияние большевиков, и восстание, санкционированное Советами, имело больше шансов на широкую поддержку.
Формальным поводом к началу информационной войны с "троцкизмом" послужила вышедшая в 1924 году брошюра Троцкого "Уроки Октября". "Литературная дискуссия" об этой работе стала предлогом для введения в сознание общественности мифа о троцкизме. Практически одновременно Сталин, Каменев и Зиновьев выступили со статьями, названными "Троцкизм или ленинизм?", "Ленинизм или троцкизм" и "Большевизм или троцкизм". Позже Л. Б. Каменев и Г. Е. Зиновьев признавались, что "троцкизм" был специально изобретен для борьбы с политическим противником. Суть политики сводилась к возвращению давно забытых противоречий и разногласий между Лениным и Троцким, раздуванию и преувеличению их, утаиванию положительных моментов и противоречащих позиции сталинцев документов.
Позже к компании по борьбе с троцкизмом, вынужденно или добровольно, присоединились А. С. Мартынов, А. В. Луначарский, С. И. Гусев, Н. И. Бухарин, М. С. Ольминский, Е. М. Ярославский и др. Свидетели революции, помнившие истинное положение вещей, подвергались репрессиям или были морально сломлены. Многие из будущих обвинителей Троцкого при Ленине писали восторженные хвалебные отзывы "второму вождю революции", и сам Сталин являлся автором панегириков в адрес Троцкого, о чем тот с горечью пишет в "Письме в Истпарт ЦК ВКП(б)". Впервые "Письмо" было опубликовано в России в 1989 году в журнале "Вопросы истории".
После смерти Ленина Троцкий практически не печатался в России. Его попытки напечататься в "Правде" или "Известиях" наталкивались на сопротивление. При составлении сборника анкет участников Октябрьских событий Троцкому был выслан экземпляр анкеты, но напечатана она не была.
Печально известный процесс сталинского переписывания истории больше всего коснулся именно Троцкого. Это неудивительно: Троцкий был постоянным оппонентом Сталина еще при жизни В. И. Ленина, и с годами противостояние двух лидеров только усиливалось. После смерти Ленина борьба перешла в открытую войну двух главных претендентов на верховную власть.
Сталин добился того, что имя Троцкого исчезло из истории русской революции и стало олицетворением всего того, что враждебно Советской власти. Долгое время для русского человека имя Троцкого было синонимом контрреволюционера, шпиона и агента империализма. В августе 1936 года на процессе по делу Троцкого ему был заочно вынесен смертный приговор. После тайного его осуществления в 1940 году по приказу Сталина, в "Правде" появилась статья под характерным названием "Смерть международного шпиона".
Зарубежные советологи владели более полной информацией, имели доступ к источникам и не ощущали давление сверху, поэтому их работы более правдивы и ближе к истине. Однако взгляд извне всегда отличается от взгляда изнутри. Многие партийные разногласия были непонятны стороннему наблюдателю. Недостатком западных исследований является чрезмерное акцентирование внимания на личностном факторе в ущерб всему остальному, а также негативное отношение к теории марксизма и неприятие социализма как системы со стороны некоторых историков, что придает их исследованиям несколько тенденциозный характер. Гораздо ближе и понятнее для западных исследователей была публицистическая грань творческого наследия Троцкого. Прозападные симпатии и гладкий стиль, без ярко выраженных национальных особенностей, сделали его статьи популярными в Европе, а автору позволили занять достойное место среди западных критиков.
Фигура Троцкого, привлекавшая своим трагизмом и масштабом личности, провоцировала мистическую окраску его образа со стороны западных писателей. Демонизация и романтизация Троцкого видна во многих художественных произведениях, написанных о нем, в драмах и художественных фильмах. Русский герой нашел многих почитателей за рубежом. Среди них можно назвать члена Коммунистической рабочей партии М. Истмана, польского коммуниста И. Дойчера. М. Истман бывал в России в первые годы Советской власти; он встречался с Троцким, брал у него интервью, на основе которых писал книги о герое русской революции. Издав книгу "После смерти Ленина" (С. -П., 1925 г.), Истман невольно подвел Троцкого неуместной во время политических разногласий хвалой. Троцкий был вынужден написать протест против "передергивания фактов" [Семененко В. И., В трудных поисках истины: по страницам советской и зарубежной литературы о Л. Д. Троцком и "троцкизме", Харьков: Основа, 1991, С. 17] книги.
И. Дойчер первый получил доступ в закрытую секцию архива Гарвардского университета, официально открытую по завещанию Троцкого в 1980 году. Первый рецензент книги, Л. О. Дан, отмечала, что И. Дойчер пишет о своем любимом герое пристрастно и потому не совсем объективно, невольно искажая факты. Н. А. Васецкий отмечает осторожность, иногда чрезмерную, в описании близких Троцкому людей; по его мнению, автору мешает быть объективным его тактичность [Васецкий Н. А. Возвращающийся пророк/ Дойчер И., "Троцкий в изгнании", М.: Политиздат, 1994, С. 366].
После долгих лет замалчивания и фальсификации истории вопрос о восстановлении истины и реальной картины революции был поднят профессором И. К. Дашковским. Коммунист с 1917 года, Дашковский в 1927 году подписал "платформу 15" – последнюю открытую попытку Троцкого с соратниками противостоять Сталину, и в этом же году был исключен из КПСС. Со времени своей реабилитации в 1956 году Дашковский начал борьбу за восстановление истины. Он собирал материал, писал многочисленные статьи, которые по большей части оседали в столах редакций. В 1971 году профессор обратился с воззванием к XXIV съезду партии, где вновь настаивал на необходимости пересмотра истории. В своем письме он отмечает, что, скорее всего, он – единственный уцелевший из тех, кто подписывал "платформу 15" и "платформу 83".
Однако мифы оказались живучи, а источников и документов слишком мало. В 1989 году Троцкий еще не был реабилитирован.
После того, как открылся доступ к архивным материалам Троцкого, его наследие стало публиковаться. В основном выходили сборники его статей, собранных по какой-либо теме, с комментариями составителей. Большую роль в ознакомлении российского читателя с трудами Троцкого сыграл Ю. Фельтшинский. Именно он начал подготовку и издание архива Троцкого (напр., "Архив Троцкого: Коммунистическая оппозиция в СССР", М.: Терра, 1990). Этот огромный массив информации требует изучения. На сегодняшний день больше всего работ посвящено биографии Троцкого, осмыслению его роли в истории Октябрьского переворота, большой интерес вызывает тайна его смерти.


Это вложение скрыто для гостей. Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Это сообщение имеет вложенный файл..
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Модераторы: Админчик
Время создания страницы: 0.155 секунд

Понравилось? Поделись с друзьями: