Инфоняня - Сайт для родителей и детей

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

Горнозаводская промышленность россии во второй половине xviii века: основные органы управления

Горнозаводская промышленность россии во второй половине xviii века: основные органы управления 4 года 8 мес. тому назад #1394

  • Админчик
  • Админчик аватар
  • Offline
  • Администратор
  • Сообщений: 1283
  • Репутация: 0
Введение
Различные аспекты истории горнозаводской промышленности Урала XVIII в. – главного явления экономической жизни края, уже давно и плодотворно разрабатываются российскими исследователями. В этой области наряду с серьезными достижениями имеются и слабо изученные проблемы, именно к таким следует отнести и систему органов управления горнозаводской промышленностью XVIII в.
Изучение процесса возникновения и развития системы органов управления горнозаводской промышленностью производится прежде всего потому, что эти органы, являясь проводниками экономической политики правительства, в значительной степени определяли темпы и направление промышленного освоения Уральского региона. В первой половине XVIII в. абсолютистское государство не только использовало свои многочисленные рычаги для опеки над развивающейся промышленностью, но и само значительно активнее, чем раньше, включилось в промышленное строительство. Степень влияния государственных учреждений (прежде всего Берг-, Мануфактур-, Каммерц-коллегии и их местных органов) на развивающуюся в России промышленность явилась одним из факторов, определяющих социально-экономическую природу русской мануфактуры.
Но если по истории создания и деятельности органов управления горнозаводской промышленностью Урала в первой половине XVIII в. мы можем назвать целый комплекс работ как дореволюционных, [Геннин В. Описание Уральских и Сибирских заводов. 1735./Предисловие Павлова М. А. – М., 1937.– 660 с.; Иванов П. А. Краткая история управления горною частию на Урале. – Екатеринбург, 1900.– 71 с.; Лоранский А. М. Краткий исторический очерк административных учреждений горного ведомства России, 1700-1900 г. г. – СПб., 1900; Чупин Н. К. Сборник статей, касающихся Пермской губернии. – Пермь, 1882.– Вып. 1.] так и советских исследователей, [Голендухин Л. Д. Начало организации местного горнозаводского управления на Урале в первой четверти XVIII в. // Мат-лы к биографии В. Н. Татищева. – Свердловск, 1964; Павленко Н. И. Развитие металлургической промышленности России в первой половине XVIII в. – М., 1953; Пензин Э. А. Сибирский обербергамт – орган управления горнозаводской промышленностью Урала в первой половине XVIII в. // Проблемы генезиса и развития капитализма на Урале: История, историография, источниковедение. – Свердловск, 1986; Юхт А. И. Государственная деятельность В. Н. Татищева в 20-х – начале 30-х г. г. XVIII в. – М., 1985; и другие.] то история их эволюции и деятельности во второй половине XVIII в. исследована еще явно недостаточно. А именно в этот период уральская горнозаводская промышленность переживала и успешное развитие, связанное с конъюнктурой мирового рынка и наличием дешевых и обильных ресурсов, и серьезный спад, вызванный разрушительным влиянием крестьянской войны под предводительством Пугачева, когда более одной трети промышленности было разрушено или простаивало, затем опять подъем в строительстве новых заводов и соответственно и в объеме выпускаемой продукции и в конце XVIII в. своего рода стагнацию местной промышленности, так как дальнейшее ее развитие было уже невозможно с помощью привычных методов и технологии производства, когда старая сырьевая база была практически исчерпана, в то время как в развитых странах Западной Европы производились успешные попытки интенсификации производства и перехода на качественно новую ступень развития промышленности на основе результатов промышленного переворота. Все это в совокупности с другими объективными факторами повлияло на снижение конкурентоспособности промышленности Урала и определило ее значительный упадок, продолжавшийся в течение всей первой половины XIX в. Это определило в конечном итоге и то, что Уралу больше никогда не пришлось переживать такой расцвет, как во второй половине XVIII в.
Здесь перечислены только несколько наиболее важных моментов в развитии горнозаводской промышленности Урала, ибо данная работа не преследует цели изучения самой горнозаводской промышленности, но все-таки представляется необходимым отметить несколько из них, так как на развитие промышленности большое влияние оказывает степень совершенства, оперативности и жизнеспособности органов управления этой промышленностью, и наоборот, развитие промышленности в свою очередь влияет и на органы управления ею.
В дореволюционной историографии можно выделить только две работы, которые так или иначе касались нашего региона и рассматриваемого периода. Это "Краткая история управления горною частию на Урале" П. А. Иванова, и " Краткий исторический очерк административных учреждений горного ведомства России, 1700-1900 г. г. ", написанный А. М. Лоранским. Но эти две работы охватывают большой хронологический период, что не давало возможности авторам этих работ более подробно остановиться на изучаемом вопросе, и если работа П. А. Иванова посвящена только Уралу, то задача А. М. Лоранского была осложнена тем, что в своей работе он охватил очень большой регион, и вследствие этого основное внимание автор сосредоточил на центральных органах горного ведомства (Государственная Берг-коллегия, Бергдиректориум, Экспедиция о государственных доходах при Правительствующем Сенате, Министерство финансов и т. д.), посвятив местным органам управления лишь небольшие справки энциклопедического характера. Однако надо отметить и очень ценные моменты: работы дореволюционных авторов насыщены сведениями о персоналиях, их личными характеристиками и деловыми качествами, что дает возможность оценить вклад того или иного деятеля, взвесив влияние субъективного фактора на деятельность того или иного госучреждения.
Что касается советской историографии, то здесь доминирующее положение занимает группа уральских историков, среди которых следует выделить работы А. Г. Козлова. Им опубликован цикл статей, посвященных широко известному среди историков фонду 24 "Уральское горное управление" Госархива Свердловской области, в которых изучены постановка делопроизводства в органах управления, дается оценка целого ряда документов как исторических источников, установлены переименования органов и т. д. [Козлов А. Г. Обзор документов фонда "Уральское горное управление" (Канцелярия Главного заводов правления) за XVIII век. // Уральский археографический ежегодник за 1971 г. – Свердловск, 1974; Он же. Фонд "Уральское горное управление" (1719-1917 г. г.) как основной источник по истории казенных заводов и фабрик Урала. //Из истории казенных заводов и фабрик Урала. – Свердловск, 1960.– Вып. 1.; Он же. Творцы науки и техники на Урале, XVII-начало XX века: Библиографический справочник. – Свердловск, 1981.– 222 с.] Некоторые аспекты и периоды деятельности органов управления горнозаводской промышленностью Урала в изучаемый период затронуты в статьях Э. А. Пензина. [Пензин Э. А. И. Ф. Герман – ученый и горный деятель. // Промышленность Урала в период зарождения и развития капитализма. – Свердловск, 1989; Он же. Органы управления горнозаводской промышленностью Урала XVIII в. в советской исторической литературе. // Историография общественной мысли дореволюционного Урала: Сборник научных трудов. – Свердловск: издательство УрГУ, 1988.– 124 с.; Он же. Сибирский обербергамт – орган управления горнозаводской промышленностью Урала XVIII в. // Проблемы генезиса и развития капитализма на Урале. История, историография, источниковедение: Сборник научных статей. – Свердловск: издательство УрГУ, 1988.– 124 с.] В то же время следует отметить, что в работах советских почти нет места персоналиям, и складывается такое впечатление, что историю творила безликая масса, но ведь и масса это тоже совокупность многих тысяч людей.
В этой связи представляется необходимым в данной работе помимо характеристики эволюции аппарата управления, остановиться поподробнее на отдельных людях, в разное время возглавлявших Канцелярию Главного заводов правления, подведомственные ей Горные начальства, а также отдельных членов присутствий этих органов, так как, надо прямо сказать, наша советская историография мало знакома с этими людьми. Исключение составляют только В. Н. Татищев и Вильгельм де-Геннин как пионеры горного дела на Урале, а такие люди как Никифор Клеопин, Игнатий Юдин, А. Г. Щербинин и многие другие незаслуженно обойдены вниманием, в то время как от них во многом зависел и успех, и неудачи в управлении не только горнозаводской промышленностью Урала, но и нашего края в целом на протяжении второй половины XVIII в., поскольку специфика развития Урала такова, что горнозаводская промышленность стала господствующей отраслью, и ее органы управления нередко главенствовали и могли диктовать условия органам других, менее важных ведомств.
Нельзя не упомянуть еще одного крупного исследователя истории металлургической промышленности России Н. И. Павленко. В его фундаментальной монографии, [Павленко Н. И. Развитие металлургической промышленности России в первой половине XVIII века. – М., 1953.] одна глава посвящена управлению этой промышленностью. В специальном разделе, посвященном Уралу, он отмечал, что управление горного начальства Урала было "более конкретное и жизнеспособное, так как основывается на знании местных особенностей работы каждого предприятия. " [Там же. – с. 302.] Здесь он также дает анализ очень важным проектам В. Н. Татищева, таким как "Проект заводского устава", "Проект горного устава", и "Наказ шихтмейстеру", которые хотя и не были утверждены правительством, но имели важное практическое значение и являлись руководством, хотя и неофициальным, на протяжении всего XVIII в., а с 1734 г. по этим проектам Сибирский обербергамт стал называться Канцелярией Главного заводов правления, а Казанский, Нерчинский и Пермский бергамты – горными начальствами, и эти названия сохранились вплоть до 1802 г., с перерывом с 1781 по 1797 г. г., когда Канцелярия была упразднена, а управление "горною частию" перешло в руки Горной экспедиции при Пермской губернской казенной палате.
Таким образом из вышеупомянутого становится ясно, что органы управления горнозаводской промышленностью Урала во второй половине 18 в. по существу слабо исследованы и цель данной работы заключается в том, чтобы на примере Канцелярии Главного заводов правления, как наиболее яркого в структурном и иных отношениях для рассматриваемого периода учреждения, проследить эволюцию аппарата управления горнозаводской промышленностью на Урале во второй половине 18 в. Для более полного представления о функционировании этого аппарата необходимо осветить структуру, штаты Канцелярии и подведомственных ей учреждений и изменения в них, постановку делопроизводства, подбор кадров, источники поступления финансов, взаимоотношения и способы урегулирования конфликтов между казенными и партикулярными ведомствами и ряд других вопросов.
При написании работы автором были использованы две группы источников. К группе опубликованных источников можно отнести законодательные акты второй половины 19 в., сосредоточенные в Полном собрании законов Российской империи. Анализ указов, касающихся учреждения органов управления горнозаводской промышленностью / как центральных, так и местных учреждений /, их реорганизаций и ликвидации, позволяет в полной мере изучить их структуру и штаты, способ и методы управления промышленностью, а также оптимальность выбранных форм. На основании указов о назначении, перемещении и повышении должностных лиц можно судить о квалификации и профессиональной пригодности людей, осуществляющих руководство центральным и местным аппаратом управления, хотя стремительная карьера и присуждение наград не всегда являются показателем этого. Поэтому, чтобы проанализировать ход событий, последовавших за этими указами, иначе говоря истинную историческую картину, которая не всегда совпадает с тем что задумывалось, и вносит свои коррективы, автором была привлечена вторая группа источников – архивные материалы, отложившиеся в делопроизводстве Канцелярии Главного заводов правления и подведомственных ей учреждений. Эти источники несут в себе информацию о повседневной жизни аппарата управления, ссорах и сплетнях среди руководства, ходе исполнения указов и распоряжений, объеме выпускаемой продукции, одним словом охватывают весь спектр жизни горнозаводского Урала 18 в. Эти материалы сосредоточены в фонде № 24 " Уральское горное управление ", представляющем неисчерпаемый кладезь для изучения истории нашего края. Автором были использованы большой комплекс документов, ранее не использованных. Это прежде всего протоколы Канцелярии, а также указы Правительствующего Сената и Берг – коллегии. Вышеперечисленные виды документов внесены в описи № 1 и № 12 фонда 24 Госархива Свердловской области.
Цели, наличие источников и литературы определили и структуру работы, которая состоит из введения, основной части, заключения, списка использованной литературы и источников. Основная часть включает в себя три главы. Первая вводная глава называется "Центральные органы управления горнозаводской промышленностью России во второй половине XVIII в. " В ней дается краткий обзор их развития и функционирования. Вторая глава посвящена Канцелярии Главного заводов правления и содержит разделы, отражающие ее структуру, функции, штаты и состояние делопроизводства. Третья глава содержит сведения о местных органах управления – Горных начальствах и заводских конторах. Таким образом, структура работы позволяет проследить трехзвенность аппарата управления горнозаводской промышленностью на Урале (Канцелярия – Горные начальства – заводские конторы).
Глава 1. Центральные органы управления горнозаводской промышленностью России во второй половине XVIII в.
Мысль о создании специального учреждения, курировавшего горнозаводскую промышленность всей России, вынашивалась практиками горно-металлургического дела задолго до учреждения Берг-коллегии. С проектами в Сенат обращались и И. Блиер, и Люберас. Это был период, когда проводилась общая теоретическая подготовка к проведению реформы центрального административного аппарата России в 1718-20 г. г. [Павленко Н. И. Развитие металлургической промышленности России в первой половине XVIII века. – М., 1953.– с. 102.] Опубликованная 10 декабря 1719 г. Берг привилегия [Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ), т. V, № 3464, с. 760.] являлась плодом большой творческой работы и коренной переделки проектов с целью их приспособления к русским условиям и стала важнейшей вехой в истории горного законодательства России.
Горный манифест перечислял ряд конкретных мероприятий, которые должны были помочь промышленникам реализовать полученные привилегии. К ним относилось учреждение Берг-коллегии и запрещение представителям местной администрации вмешиваться в рудокопные дела. Осуществление намеченной Берг привилегией промышленной программы возлагалось на "особливой Берг-коллегиум", находившийся в Санкт-Петербурге, и определенных от него берг-офицеров в Москве, Сибири и Казани. Берг-коллегия, как учреждение, курировавшее отрасли, пользовавшиеся особым попечительством Петра I, осуществляла заботу об обеспечении предприятий и рудников рабочей силой путем приписки к ним государственных крестьян, [Ерошкин Н. П. История госучреждений дореволюционной России. – М., 1983.– с. 85.] а также должна была "ведать рудокопными заводами и прочими ремеслами". [Указ Петра I от 18 декабря 1718 г., ПСЗ, т. V, № 3255, с. 601.]
В августе 1719 г. Берг- и Мануфактур-коллегии обнародовали перечень ремесленников, которым надлежало зарегистрироваться в коллегии. Основные обязанности Берг-коллегии были изложены в Берг привилегии. Определяющим признаком подведомственности предприятий и предпринимателей являлась разработка полезных ископаемых: металлов и руд. [ПСЗ, т. V, № 3462, с. 760.]
16 февраля 1720 г. в Коллегию были переданы Монетный и Денежный дворы и право производить судебные разбирательства всех дел, связанных с фальшивомонетчиками и лицами, препятствовавших поискам руды. [Сенатский указ от 28 августа 1722 г., ПСЗ, т. VI, № 4078, с. 762.] Уточнение компетенции Берг-коллегии проходило под знаком освобождения ее от обязанностей, не связанных с управлением металлургической промышленностью. В 1722 г. Мануфактур-коллегия была отделена от Берг-коллегии. В 1727 г. Сенат изъял денежные дворы из-под управления Берг-коллегии и взял их под свое попечение, а дела, связанные с фальшивомонетчиками передал Московской монетной конторе. [Павленко Н. И. Указ. соч. – с. 113.] Таким образом, отчетливо область компетенции Берг-коллегии определилась только в 1728 г., когда ей удалось разгрузиться от той части работы, которая не имела непосредственного отношения к горнорудному делу.
В 1731 г. Берг-коллегия объединилась с Каммерц-коллегией и Конторой мануфактур, и возглавил ее, став президентом, тайный советник Александр Нарышкин. [Лоранский А. М. Краткий исторический очерк административных учреждений горного ведомства России, 1700-1900 г. г. – СПб., 1900.– с. 20.]
В объединенной коллегии дела распределялись по трем экспедициям: "1) к коммерции принадлежащие, 2) горные и минеральные, 3) фабрики и мануфактуры... " [ПСЗ, т. VIII, № 5860, с. 550.] По этим экспедициям распределялись особые члены и приказные служители.
Монетное дело теперь было за пределами компетенции Берг-коллегии. Его курировали другие учреждения. В 1734 г. Монет-контора стала называться Монетной канцелярией, а управление монетным делом преобразовалось в Канцелярию монетного правления во главе с Главным директором.
В 1736 г. Государственная Берг-коллегия была упразднена, а управление "горною частию" было передано в руки Генерал Берг-директориума, который учреждался на правах коллегии, не был подотчетен Сенату и зависел непосредственно от императора. [Сб. РИО. – т. 114.– с. 360.] Во главе его встал президент, генерал Берг-директор Шемберг, [ПСЗ, т. IX, № 7047, с. 919.] вызванный фаворитом императрицы Бироном из Германии. При нем коллегиальное управление сменилось единоначалием, а фактически полным и безграничным самовластием генерал Берг-директора. При таких обстоятельствах стали возможными злоупотребления Шемберга, [Павленко Н. И. Указ. соч. – с. 133.] что отразилось и на положении дел в горнозаводской промышленности Урала.
Генерал Берг-директориум начал свою деятельность в августе 1736 г. Его функции были сформулированы в Берг регламенте, опубликованном 3 марта 1739 г. Здесь свое дальнейшее развитие получила Берг привилегия 1719 г., крупным промышленникам были дарованы новые уступки. Было обещано "охочим людям отводить места... сколько к которому заводу за потребно принять будет и сверх определенного... Берг привилегией расстояния... ", [ПСЗ, т. X, № 7766, с. 735.] а также ликвидировалось преимущественное право вотчинника на разработку полезных ископаемых на своей земле.
Берг Регламент закрепил первенство за промышленником и рудоискателем, которым гарантировалась неприкосновенность вложенных в промышленность капиталов, и по нему должны были регулироваться взаимоотношения между промышленниками и правительством. Преимущество отдавалось развитию частной промышленности, и начиная с 1739 г. казенные заводы стали передаваться в партикулярное владение, что продолжалось вплоть до 1781 г. При составлении и воплощении в жизнь Берг регламента ярко проявилось влияние немецкого засилья и "бироновщины".
Елизавета Петровна, взойдя на престол, объявила, что будет действовать по примеру своего отца – Петра Великого, и 7 апреля 1742 г. вышел сенатский указ об упразднении Генерал Берг – директориума и восстановлении Государственной Берг-коллегии, [ПСЗ, т. XI, № 8543, с. 595.] причем действовала она уже отдельно от Мануфактур-коллегии.
В Берг-коллегии для решения всех вопросов учреждалось присутствие в составе президента, вице-президента, двух советников и двух асессоров. [Лоранский А. М. Указ. соч. – с. 27.]
Президентом Берг-коллегии стал генерал-майор артиллерии Антон Федорович Томилов и пробыл на этом посту вплоть до своей смерти в 1753 г. А. Ф. Томилов был хорошо знаком с горным делом, т. к. довольно длительное время служил на Урале.
После его смерти Коллегию возглавил генерал-майор (с 1756 г. тайный советник) Опочинин, [Там же. – с. 28.] а с 1760 г. действительный статский советник Иван Андреевич Шлаттер. [Там же.]До этого назначения он состоял в должности Главного судьи Монетной Канцелярии. В 1754 г. именно по его инициативе Монетная Канцелярия была переведена в Петербург, а в Москве осталась Монетная контора. В 1756 г. по предложению Сената И. А. Шлаттер составил записку "о лучшем устройстве Нерчинских и других сереброплавиленных заводов за исключением Колывано-Воскресенских заводов, а также находящихся близь Екатеринбурга и на Воицком руднике... " [Там же. – с. 27.], поэтому эти заводы вышли из ведомства Берг-коллегии и были переданы в ведение особой Экспедиции под руководством И. А. Шлаттера.
Возглавив Берг-коллегию он оставался параллельно Главным судьей Монетной Канцелярии и заведующим Экспедицией над Нерчинскими заводами, поэтому для удобства и "скорейшего исполнения дел" И. А. Шлаттер обратился в Сенат с рапортом о перемещении Берг-коллегии из Москвы в Петербург, где находилась Монетная Канцелярия. Сложилась такая ситуация, когда управление монетным делом и Берг-коллегией сосредоточилось в одних руках, поэтому стало возможным упразднить особую Экспедицию, контролировавшую Нерчинские сереброплавильные заводы, а ее функции передать в Берг-коллегию. [Там же. – с. 29.]С этого времени управление горным и монетным делом всегда оставалось в одних руках, для чего при Берг-коллегии учреждался Департамент по монетным делам.
В конце царствования Елизаветы Петровны, в связи с падением рентабельности казенных заводов, встал вопрос о передаче их в частное владение знатным особам Российской империи (граф П. И. Шувалов, граф Ч. Г. Чернышев, граф М. Л. Воронцов и др.). Примечательно, что эти заводы продавались не по той цене, по которой они обошлись казне, а со значительной уступкой. С 1754 по 1763 г. г. было построено 42 частных завода, но эта попытка не исправила положение в промышленности, так как новоявленные владельцы больше думали о закреплении за собой обширных земель и приписных крестьян, чем о серьезном развитии промышленности. [Там же. – с. 30.]
В 1763 г. были составлены новые штаты [ПСЗ, т. XVI, № 11991, с. 468.] для многих учреждений центрального аппарата управления России, в т. ч. и для Берг-коллегии, которые значительно возросли. Теперь в присутствие Коллегии входили президент, вице-президент, два коллежских советника, прокурор, два надворных советника, асессор, секретарь, казначей, камергер, архивариус и комиссар. Кроме того к Берг-коллегии были определены делопроизводственный персонал и группа технических специалистов: маркшейдер с помощниками, обер берг-пробирер, берг-пробирер с помощниками, шихтмейстеры с помощниками плюс вардеин Монетного двора, медальеры, пробирные и разные мастера, которые числились при Монетном департаменте.

Продолжение работы в архиве

Это вложение скрыто для гостей. Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Это сообщение имеет вложенный файл..
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Модераторы: Админчик
Время создания страницы: 0.142 секунд

Понравилось? Поделись с друзьями: