Инфоняня - Сайт для родителей и детей

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
Курсовые и дипломы по дисциплинам Маркетинг, менеджмент, Внешнеэкономическая деятель

Полные версии материалов во вложении!

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПРАВИТЕЛЬСТВА ТОНИ БЛЭРА.doc

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПРАВИТЕЛЬСТВА ТОНИ БЛЭРА.doc 1 год 7 мес. тому назад #946

  • Админчик
  • Админчик аватар
  • Offline
  • Администратор
  • Сообщений: 1283
  • Репутация: 0
Введение
После победы на парламентских выборах 1 мая Тони Блэра Джон Мейджор стал лидером партии, испытавшей самое сокрушительное поражение в истории Англии.
По закону проигравший премьер должен покинуть свою резиденцию на Даунинг-стрит в 24 часа. За считанные дни до выборов Мейджор сделал непоправимое – позвонил в транспортную компанию, чтобы нанять грузовик, который перевез бы его с семьей с Даунинг-стрит. В глазах общественности этот факт стал выглядеть не как чрезвычайная предусмотрительность премьера, а как готовность к поражению. Что скоро и произошло.
43-летний лейборист Тони Блэр победит 54-летнего Мейджора, несмотря на то что работал в сутки в среднем на час меньше, чем Мейджор (18 часов), потратил на 51 час меньше, чем бывший премьер, на уличные выступления, проехал за всю избирательную кампанию меньше на 0,04 мили.
До выборов кто-то бросил во многом решившую их исход фразу: "Представьте себе: вы проснетесь утром 2 мая и увидите все те же лица – Джона Мейджора, Майкла Хезлгайна – со все теми же старыми идеями". Лейбористы во время 6-недельной избирательной кампании, самой продолжительной в истории Англии за 80 лет, делали упор именно на это: британцам после 18-летнего правления тори нужны перемены и свежие идеи, а свежие идеи – у нас. [Times, March 25, 1997.]
"Хотя люди и помнят, какие беспорядки творились при лейбористах – забастовки, я имею в виду – они все равно проголосуют за них. А виноваты газеты, внушившие нам, что мы якобы хотим перемен, несмотря на лучшую экономику, самую низкую инфляцию и самый низкий процент безработицы в Европе.
"Бывают услуги настолько большие, что расплатиться можно только черной неблагодарностью", – говорил один из героев Дюма. Именно так отплатили английские избиратели консерваторам за выигранную войну в сорок пятом, именно так отплатили они за все достигнутые успехи в девяносто седьмом.
Причем "отплатившие" были в основном не из Англии. Победу лейбористам принесли Шотландия (в ее парламенте нового созыва консерваторов не будет вообще), Уэльс и крупные и средние города, населенные в немалой степени "цветными" иммигрантами. Шотландцам и уэльсцам Блэр обещал большую независимость, "цветным" иммигрантам – то, что будет бороться с расизмом. (Как бы было благодарно Блэру коренное население Англии, если бы он пообещал бороться с расизмом по отношению к белым. Клуб для черных с надписью "Белым свиньям вход запрещен" в Англии – уже не диковинка.
Многие англичане говорили в дни выборов, что Блэр выиграет только из-за того, что украл у консерваторов их политическую программу.
До выборов Мейджор поспорил с Блэром на бутылку шампанского, что во взглядах лейбористов нет даже пяти пунктов, по которым они не поменяли бы своего мнения ("Он начинал кампанию как противник приватизации, теперь он за нее", – гласила рекламка тори). Журналисты отыскали таких пунктов – пять, совершенно незначительных. Счастливчику Блэру было торжественно вручено шампанское. [Интервью Т. Блэра телекомпании Ай-Ти-Ви 6 января 1998 года.] Так что успех той или иной партии стали решать не политические программы, а нечто другое. На фоне сплоченных лейбористов правящая партия потеряла лицо: ее раздирали дрязги, а члены никак не могли прийти к единому политическому курсу – до самого 1 мая не унимались споры о евровалюте.
Мейджор стал символом всего старого и отжившего. Проблема степенного Мейджора в его "джентельменстве". В то время как энергичный и эмоциональный Блэр олицетворил собой все новое и больше напоминал европейца, чем англичанина. Правда, пока только поведением, грубивший когда-то о своем евро-оптимизме Блэр в первый год своего правления заметно поторел и пользовался более обтекаемыми формулировками относительно отношений Англии с Европой.
Лидер "новых лейбористов" стремился угодить и любящим независимость островитянам, и стоящей за его спиной Европе (проконсервативные газеты изображали Блэра, стоящего перед ней на коленях).
"Надо, чтобы именно Блэр одолел, – писали французские газеты накануне выборов, – и как можно жестче, а то Британия до сих пор себя чересчур независимой во всех отношениях от остальной Европы чувствует. Этот консервативный фитилек пора прикрутить". [Times, August 19, 1997.]
Сквозь "европейское" поведение как партии, так и Блэра сочился и американский душок. Голливудско-слезливые речи после завоевания 418 (консерваторы завоевали 165) из 659 парламентских мест и рассыпания в благодарности жене, близким и друзьям – что в Англии не принято – были в чисто американском духе.
В палате общин сейчас – 659 человек, каждый из которых непосредственно избирается в парламентском округе по мажоритарной системе, то есть в палату общин проходит кандидат, набравший простое большинство голосов. Мажоритарная система обеспечивает преимущество на выборах кандидатам двух крупнейших соперничающих партий. Например, на выборах 1983 года Демократический альянс получил почти столько же процентов голосов, сколько и лейбористская партия. Соотношение же количества мест в палате общин оказалось совсем иным: 209 против 23 в пользу лейбористов! По традиции, лидер партии, получившей наибольшее количество мест в палате общин в результате проведения всеобщих выборов, приглашается монархом для формирования правительства и назначается премьер-министром.
Голосование в палате общин происходит, по английской традиции, ногами: согласные с законопроектом выходят в одни двери, несогласные – в другие. Голосование может быть "партийным" (то есть в соответствии с указанием "кнута", возглавляющего фракцию) либо "по совести".
На руку Блэру сыграло еще и 1 то, что люди возраста 34-45 лет ни под каким консервативным напором не хотели вспоминать того, что творилось при лейбористском правительстве 18 лет назад. [Hansard. House of Commons, L., 1997.Jule 12.]
В новом английском парламенте, который открылся 14 мая, кроме увеличившей свое представительство на 20 человек (значительный успех) либерально-демократической партии, третьей по значению, будет также представлена ирландская сепаратистская партия Шинн фейн и другие; одно место досталось независимому кандидату. В истории Англии – первый случай, когда среди парламентариев так много женщин-119, самой молодой из которых 24 года. Впервые в палате общин будут заседать женщины-близнецы.
Глава 1. "Анализ приемственности и новых тенденций внешней политики правительства Тони Блэра"
1.1. Английские традиции внешнеэкономической политики и приемственность внешнеэкономического курса правительства Тони Блэра.
В подходе к налоговой политике существуют известные различия в позиции двух ведущих партий. Лейбористы склонны прямо финансировать частный капитал в форме государственных безвозмездных дотаций. Консерваторы предпочитают использовать методы налоговых льгот. Они стремятся вводить их в первую очередь в интересах крупного монополистического капитала, который зачастую вообще освобождается от выплаты корпоративного налога.
Характерной чертой экономических планов консервативного правительства М. Тэтчер является определенный переход от прямого к косвенному налогообложению. В результате снижения личного подоходного налога собственники капитала, распределенного за границей, стали извлекать гораздо большую прибыль. Они выплачивают по статьям личного подоходного налога около 15% получаемых доходов от зарубежной инвестиционной деятельности, что почти в 2 раза меньше ранее принятых ставок.
Движение частного капитала в развивающиеся страны поощряется и посредством регулирования двойного налогообложения на основе межгосударственных соглашений. Поощрительный режим в рамках такой формы значительно повышает устойчивость британских компаний по сравнению с иностранными, которые не имеют аналогичных льгот.
Все соглашения о регулировании двойного налогообложения имеют сходную структуру. Как правило, они содержат в себе разделы (статьи), которые устанавливают пространственные пределы действия договора. В них обязательно перечисляются виды налогов, по поводу которых заключается соглашение, фиксируются вычеты по налоговым отчислениям с доходов на недвижимое имущество, дивидендов, дохода в форме процента, роялти, с доходов артистов, спортсменов, пенсионеров, студентов и учителей, оговаривается порядок исключения двойного налогообложения, предусматривается обмен информацией и т. д.
Официальная формула решения проблем двойного налогообложения сводится к следующему. Если размер налога в экономически отсталой стране равен английскому или выше его, то взимается только первый налог. Когда же он меньше британского, то удерживается налог, эквивалентный разнице между корпоративным налогом и кредитом для погашения налоговой задолженности, плюс налог в развивающемся государстве.
В каждом отдельно взятом случае межгосударственное соглашение имеет свои особенности. Это, в частности, относится к размерам и порядку начисления вычетов из дивидендов на английские инвестиции.
Соответствующие официальные британские публикации не дают нам полной картины. Кроме того, к собственно межгосударственным соглашениям нельзя отнести регулирование метрополией вопросов двойного налогообложения в колониях, хотя в английских изданиях в принципе не проводится различий между договорами, заключенными с самостоятельными государствами, и взиманием налогов в сохранившихся осколках Британской империи. Вместе с тем имеющиеся данные по рассматриваемым соглашениям позволяют сделать некоторые обобщения.
Все развивающиеся страны могут быть разделены на группы в зависимости от размера налогообложения дивидендов компаний.
Во-первых, налоги с дивидендов не взимаются (Барбадос, Гана, Маврикий, Малави, Сент-Винсент и Гренадины).
Во-вторых, величина взимаемого налога с дивидендов английских компаний меньше налогообложения прибылей иных иностранных акционерных обществ (Замбия, Индонезия, Пакистан, Тринидад и Тобаго, Филиппины, Южная Корея, Ямайка).
В-третьих, с британских компаний вычитается часть дивидендов в форме налога, но его величина равна налогу на дивиденды других иностранных акционерных обществ (Ботсвана, Египет, Фиджи, Кения, Свазиленд, Танзания).
В-четвертых, налоговые вычеты дифференцируются сообразно доле британского капитала в конкретной компании. Как правило, при наличии 10 – 25% и более акционерного капитала в руках английских предпринимателей налог ниже, чем при менее значительной доле британского капитала. Так, если английский пай в ценных бумагах на Филиппинах составляет 10%, то взимается 15% налога от суммы полученных дивидендов, а если меньше 10%, то налог возрастает до 25%. В Индонезии 10%-ным налогом облагаются британские дивиденды, если английская доля в ценных бумагах не менее 25%, в иных ситуациях он равен 15%. В Тринидаде и Тобаго 10%-ный налог приходится на английские дивиденды в случае обладания предпринимателями Великобритании 25% и более акционерного капитала местной компании, а при меньшей доле ее участия он увеличивается до 20%. В Пакистане действует особое, детализированное разграничение: 10%-ный налог взимается тогда, когда английская доля не менее 50% акционерного капитала, а компания создана после 14 августа 1947 г. В других обстоятельствах даже при высоком уровне английского участия взимается 15% налога. При меньшей доле акционерного капитала в руках британских капиталистов он повышается до 20%. Можно назвать только одно исключение из указанного правила – если британский пай в местной компании на Ямайке равен или выше 10%, то с дивидендов взимается 22,5% налога, а в прочих случаях – 15%.
Наименьший налог в Замбии. В соответствии с англо-замбийским соглашением от 22 марта 1972 г. он составляет 5%, если 25% всего акционерного капитала является британской долей. В Танзании взыскивается 10% налога, в Уганде – 12,5, Кении, Ботсване, Свазиленде – 15, Индонезии, Южной Корее, Тринидаде и Тобаго – 10 – 15 (в зависимости от английской доли в ценных бумагах), в Пакистане – 10 – 20, на Филиппинах – -15 – 20%. Англо-египетское соглашение от 25 апреля 1977 г. практически не оговаривает сокращение налога на дивиденды английских компаний, и он достигает 40,55%, включая в себя ряд налоговых удержаний – основной, военный, налог Яхарда, местный налоговый сбор.
Приведенный фактический материал показывает, что, несмотря на различия в налогообложении, в целом такие договоры активизируют деятельность английского частного капитала.
Дивиденд – одна из форм облагаемых налогом прибылей английских предпринимателей в освободившихся государствах. Не менее важна и другая – процентный доход, который получают ссудодатели, владельцы облигаций акционерных обществ. Соглашения о регулировании двойного налогообложения не всегда способствуют (решению вопроса о взимании налога с процентного дохода. Так, из 46 межгосударственных соглашений Великобритании и развивающихся стран, с содержанием которых мы ознакомились в официальных изданиях, соответствующая статья отсутствует в 18, в том числе в ее договорах с Гамбией, Нигерией, Сьерра-Леоне, Пакистаном. По существующим правилам при наличии пробела в таких правовых актах налогообложение осуществляется на общих основаниях.
В ряде случаев подобные соглашения предусматривают невзимание налога с процентного дохода. Таких примеров немного – Малави, Судан В Малайзии налогообложение не устанавливается, если речь идет о доходах на займы, предоставленные на цели развития социально-экономических структур. [Times, March 5, 1997.]
Иногда величина налоговых отчислений колеблется в зависимости от формы инвестиций. Так, по соглашению с Антигуа 40%-ный налог взимается с доходов по ссудам за недвижимость и облигациям акционерных компаний, а 25% – по другим видам процентного дохода.
Довольно высокий налог на процентный доход определен в Сьерра-Леоне – 55%, Пакистане – 50, Гамбии, Нигерии, Сент-Люсии – 45%. Один из наименьших уровней налогового обложения – 10% – в Замбии, Индонезии, Свазиленде, Тринидаде и Тобаго, на Фиджи, Фолклендских островах, в Шри-Ланке, Южной Корее, 12,5% – в Гренаде и на Ямайке, до 15% – в Индии. На Барбадосе по указанию комиссара налог может быть уменьшен с 15 до 12,5%. [Survey of current affairs. -L., 1997.-Vol. 20, № I, p. 12.]
Сравнение размеров налога с прибылей компаний в форме дивидендов и процентного дохода показывает, что они зачастую не равны. Так, налог с процентного дохода в Пакистане в 2,5 раза выше налога с прибыли на акции. Есть и другие варианты. Например, на Ямайке вычет из процентного дохода составляет 12,5, а из дивидендов на прямые вложения – 22,5%. [Independent, February 27, 1997.]
Напрашивается вывод, что в анализируемых соглашениях более тщательно отрабатываются вопросы по налогообложению на прибыли с акций, чем с облигаций. Это указывает на общую тенденцию государственно-монополистической системы Великобритании стимулировать проникновение в отсталые страны производительных вложений, которые позволяют захватить господствующие высоты в местной экономике.
Сложно определить объем английских частных активов во всех странах, где действует система соглашений о регулировании двойного налогообложения. Официальная статистика не дает исчерпывающего ответа. По нашим оценкам, только в 29 случаях распределена половина всех английских активов в форме прямых вложений. Иными словами, договоры об определении соответствующих условий охватывают огромные массы британских инвестиций.
Нельзя не отметить, что межгосударственные соглашения о налоговом обложении прибылей компаний заключены далеко не во всех развивающихся странах – около 2/3 их не имеют таких договоров с Англией. Иногда это объясняется отсутствием необходимости. Например, в Гонконге, Ливии, Саудовской Аравии, Уругвае, на Вирджинских островах налог с дивидендов компаний, а также (за исключением Гонконга) с процентного дохода не взимается. В других случаях подобное положение обусловливается попытками молодых национальных государств добиться большей самостоятельности в регулировании иностранной предпринимательской деятельности. В некоторых странах их действие замыкается в рамках отдельных отраслей местного хозяйства. Так, в Иране они распространяются только на прибыли с вложений в аэротранспортную сеть, в Аргентине, Бразилии и Ливане – в пароходство и аэроперевозки, хотя департамент по внутренним доходам не относит такие соглашения к договорам о двойном налогообложении. Очевидно, что Великобритания пытается расширить количество, отраслевую глубину проникновения соглашений, стремится к достижению более выгодных решений в пользу своего частного капитала.
В условиях падения удельного веса экспорта государственных средств в потоке перемещаемых за границу британских стоимостей регулирование экономических отношений посредством неинвестиционных мер начинает набирать дополнительную высоту.
Само по себе относительное сокращение государственного вывоза еще не свидетельствует о дерегулировании тех или иных направлений внешнепредпринимательской деятельности английских компаний. Скорее всего, происходит дальнейшая перестройка элементов стратегии неоколониализма, изменение в наборе инструментов воздействия на частный капитал. Пробуксовка ряда положений политики государственной помощи (в первую очередь проблема задолженности) требует модификации составных структур государственно-монополитического механизма экономической экспансии. Соглашения об уменьшении налогообложения выступают долговременным, глобальным фактором поддержки частного капитала национального империализма в зарубежных странах. Они вскрывают пласт длительного извлечения компаниями дополнительной прибыли. Одновременно было бы ошибкой считать, что инвестиционные виды регулирования исчерпали себя. У них имеются резервы, которые предопределяются и самой средой проведения внешней экспансии. На внутреннем английском рынке высокий уровень обобществления начинает душить государственный капитал. Неравномерность процессов обобществления в империалистическом хозяйстве открывает для него новые ниши внедрения.
Сдвиги в соотношении государственных форм регулирования предпринимательской активности за рубежом в известной мере связаны с проводимой консерваторами экономической политикой на Британских островах. Но международное проецирование курса Т. Блэра не является зеркальным отображением внутринациональной стратегии. Многослойность международных отношений, более низкий уровень обобществления производства на мировой арене диктуют свои особенности централизованного вмешательства, определяют его темпы, последовательность и формы. Но магистральное направление – защита интересов частного капитала – остается непоколебимым. Диалектика взаимодействия буржуазного государства и частных корпораций на данном поприще такова, что, стимулируя экспансию последних, оно решает задачи по укреплению позиций национального империализма в целом. "В капиталистическом государстве государственный капитализм означает, что он признается государством и контролируется им на пользу буржуазии и против пролетариата".
Определение эффективности государственного регулирования международного частного предпринимательства требует многопланового подхода в экономическом, политическом и идеологическом аспекте. В рамках исследования экономических показателей важным индикатором выступает состояние платежного баланса. [Times, June 7, 1997.]
Изучение изменений платежного баланса необходимо проводить с точки зрения происходящих в 1997-1998 гг. осложнений валютно-финансового положения Великобритании. В самом общем виде они обусловлены относительным ослаблением роли Соединенного Королевства как промышленной державы. Более конкретная форма их проявления – кризис ликвидных ресурсов Англии, полностью не обеспечивающих внешнеэкономические связи. [Правда, 8 июня 1997.]
Углубление валютно-финансового кризиса сказывается на международном движении частного капитала. Такое воздействие носит далеко не однозначный характер. В ряде случаев рассматриваемый процесс может стимулировать отток капитала из частных источников за границу. Например, девальвация ограниченного числа валют одних развитых капиталистических стран расширяет возможности спекулятивной скупки заграничных вложений другими, где паритет национальных денежных единиц сохранился. Усиление неустойчивости валютно-финансовой системы многих империалистических государств ведет к ускорению перемещения так называемых "горячих денег" из их хозяйства в страны, менее всего потерпевшие от экономических потрясений. Определенные формы валютно-финансовых потрясений, наоборот, задерживают развитие процесса вывоза капитала. Так, отказ от золотого стандарта способствовал падению уровня относительно избыточного капитала.
Отмеченные сдвиги оказывают обратное воздействие на валютно-финансовый кризис. Одно из решающих направлений работы государственно-монополистического механизма по предотвращению углубления противоречий валютно-финансовой системы заключается в попытках стабилизировать британский платежный баланс. Кабинет министров в первый год правления лейбористов рассматривает свою политику по отношению к экспорту частного капитала как меру, способствующую облегчению его трудностей.
В зарубежной экономической литературе проблемы воздействия вывоза частного долгосрочного капитала на платежный баланс получили известное освещение. Отдельные положения проанализированы на примере Великобритании. Учитывая имеющиеся публикации, ограничимся наиболее существенными замечаниями.
В первую очередь необходимо отметить, что на платежный баланс благотворно влияет рост доходов от вывоза частного капитала. Однако в чистом виде такое воздействие может быть ослаблено и даже нейтрализовано при увеличении платежей иностранным предпринимателям.
Доходы от английских зарубежных предприятий превосходят прибыли иностранных корпораций в Англии. Положительное сальдо по прямым инвестициям составило почти 14 млрд ф. ст. За 1997 г., хотя за то же время баланс по портфельным вложениям был отрицательным. В целом за последнюю четверть века прибыли от прямых британских капиталовложений стабильно превышают выплаты зарубежным предпринимателям на активы в данной форме.
Состояние платежного баланса обусловливается не только собственно вывозом частного капитала, но и связанным с ним экспортом товаров. К весьма интересным выводам пришли в своем исследовании члены комитета У. Реддеуэя. Согласно их оценкам экспорт 100 ф. ст. ведет к дополнительному экспорту британских товаров на 9 ф. ст. Кроме того, зарубежная инвестиционная деятельность стимулирует увеличение предлагаемых услуг. По отчету этого комитета прирост экспорта товаров и услуг в результате дополнительного вывоза частного капитала происходит в добывающих отраслях, производстве продуктов питания, напитков, табака, средств передвижения, металла и металлоизделий, в машиностроении и электромашиностроении.
Наряду с определенными выгодами имеют место ч явления негативного свойства.
Во-первых, постепенно падает доля отчислений от прибылей в форме налога относительно объема текущего экспорта частного капитала. Обратный отток средств в Англию в виде доходов на ранее вложенный за границей капитал возникает не сразу, а через длительный период времени. Реально возвращаемая в Великобританию прибыль уменьшается в силу репатриации ее части в стране-импортере.
Во-вторых, рост товарного экспорта нельзя считать показательным. Хотя 9 ф. ст. из экспортируемых 100 ф. ст. идет на одновременное стимулирование вывоза товаров из Великобритании, оставшаяся часть – более 90% текущих инвестиций – оседает за пределами британской экономики. Это отрицательно сказывается на состоянии платежного баланса. [M. Seddon. Playing to the gallery. -Tribune, Aug, 17, 1997, p. 5.]
В-третьих, увеличение вывоза товаров и предоставление дополнительных услуг в связи с экспортом частного капитала дают эффект не во всех отраслях английского хозяйственного организма. Нулевой результат, например, получен в сфере производства бумаги.
Итак, воздействие экспорта частного капитала на платежный баланс носит далеко не однозначный характер. Этим и объясняется появление в английской экономической литературе ряда публикаций, авторы которых выступали за известное государственное ограничение британской зарубежной предпринимательской деятельности. Однако интересы большого бизнеса обусловливают смягчение и снятие ограничений с частного экспорта.
В 1997 г. была разработана следующая схема, учитывающая воздействие вывоза капитала на состояние платежного баланса. Все зарубежные частные инвестиции разделялись на три категории: отвечающие требованиям "сверхкритичного", "нормально-критичного" и "некритичного" проектов. "Сверхкритичными" признаны вложения, в наибольшей мере способствующие росту положительного сальдо платежного баланса за счет активизации движения средств за границу. Такие прямые зарубежные инвестиции должны были стимулировать экспорт товаров и услуг из Великобритании, обеспечивать валютные поступления. "Некритичные" капиталовложения не дают ощутимого эффекта для британского платежного баланса. В связи с этим государственно-монополистическая система поддерживала преимущественно инвестиции по "сверх- и нормально-критичным" проектам.
Нужно сказать, что еще в марте 1974 г. правительство Великобритании приняло закон о регулировании экспорта английского капитала за границу. В соответствии с ним предпринимались попытки воздействовать на поступление частных инвестиций (в первую очередь в страны Содружества) с учетом требований платежного баланса. Одним из основных инструментов реализации намеченных планов явился льготный обмен иностранной валюты.
Нельзя не отметить, что положительное воздействие на платежный баланс оказало бы в не меньшей степени упорядочение государственных расходов. С одной стороны, экономическая помощь развивающихся странам, и особенно "связанные кредиты", ведет к росту экспорта английских товаров. Тем самым несколько сокращается разрыв между импортом и экспортом, что снижает значение отчислений от доходов заграничных британских компаний для погашения дефицита по внешней торговле. С другой стороны, растущие ассигнования на милитаристические цели усугубляют экономические затруднения Великобритании. По оценкам С. Бриттена, замораживание оборонных статей бюджета привело бы к сведению платежного баланса с положительным сальдо за ряд лет. Импортные ограничения в том объеме, в котором они проводились, не смогли существенно улучшить состояние платежного баланса. Использование же дефляционной политики внутри страны не привело к длительному уравновешиванию его статей.
Приход к власти лейбористской партии в 1997 г. означал дальнейшую разработку мер по стимулированию вывоза частного капитала. Отказ от валютных ограничений по отношению к прямым и портфельным вложениям вытолкнул огромные массы капиталов из частных источников за границу. Тем самым капиталисты пытались смягчить кризисное положение, увеличить поступление доходов. Но возрастающая прибыль закрыла только часть дыр в платежном балансе. Торговый импорт в 1997 г. превысил экспорт британской продукции.

Это вложение скрыто для гостей. Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

This message has attachments files.
Please log in or register to see it.

Последнее редактирование: 1 год 7 мес. тому назад от Админчик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Модераторы: Админчик
Время создания страницы: 0.215 секунд

Понравилось? Поделись с друзьями: