Инфоняня - Сайт для родителей и детей

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

Особенности издательской модели журнала "МИР ИСКУССТВА"

Особенности издательской модели журнала "МИР ИСКУССТВА" 4 года 7 мес. тому назад #1417

  • Админчик
  • Админчик аватар
  • Offline
  • Администратор
  • Сообщений: 1283
  • Репутация: 0
ВВЕДЕНИЕ
На рубеже XIX-XX веков в России, в условиях смены поколений в передвижничестве и новых веяний в искусстве, связанных с зарождающимся модерном, с оформлением Абрамцевского кружка художников и Русской частной оперы Саввы Мамонтова, а затем Московского Художественного театра, именно Москва занимает ведущее положение в развитии русского искусства, вне официальной государственной политики и идеологии, как было с начала преобразований Петра I, со строительством новой столицы, с ее золотым веком, ныне осознанном нами как Ренессанс в России.
При этом Москва вовсе не выступает как антипод Санкт-Петербурга при всегдашнем соперничестве обеих столиц, но лишь обнаруживает в большей степени коренные особенности русской культуры, тоже преображенной эпохой Возрождения в России, кстати, вне антитез западничества и славянофильства, понятий чисто теоретических и отчасти психологических, поскольку развитие русской жизни и искусства шло в едином русле освободительного движения (в широком смысле слова). Можно сказать, что именно в Москве зарождается Серебряный век русского искусства.
При изучении столь многогранного, богатого и насыщенного периода, как Серебряный век русской культуры, представляется актуальным вопрос об объединяющих основах тех тенденций, которые нашли свое отражение во всех областях искусства и на основании которых можно говорить о целостном типе культуры. Художественные поиски начала ХХ в., давшие различные результаты, были объединены общим мировоззрением и нашли свое выражение в журналах определенного типа, специализирующихся на различных вопросах искусства, первым из которых являлся знаменитый художественный журнал С.П. Дягилева “Мир искусства”. Получилось, что первыми набрались уверенности в себе, чтобы вырваться из рамок келейного искусства на широкую публику, не критики и поэты, а художники, музыканты и люди, влюбленные в оперу, театр и балет. Именно они основали сначала объединение, а затем и первый русский модернистский журнал. Основная функция этого журнала заключалась не только в освещении событий культурной жизни, но и в обосновании новаторского подхода к пониманию искусства, своих эстетических позиций.
Предшественником и образцом журнала “Мир искусства” являлся, в какой-то мере, журнал “Артист”, который существовал с 1889 по 1895 год. С одной стороны, появление журнала “Мир искусства” заполняло лакуну после закрытия “Артиста”, а с другой – отвечало новым культурным веяниям и, по аналогии с европейскими изданиями, главное внимание уделяло “непризнанным” художникам, творческие индивидуальности которых требовали пересмотра сложившихся взглядов и подходов. [Калугина О.В. Споры о новом искусстве в журнале символистов “Весы”. // Новый исторический вестник. 2001. №3.]
Объединению художников “Мир искусства” посвящено немало литературных и научных работ. В первую очередь здесь можно выделить труд А. Бенуа “Возникновение Мира искусства”, воспоминания М. Добужинского, автобиографические заметки С. Дягилева. Среди научных произведений можно отметить работы Н. Соколовой, В.Н. Петрова, Н. Лапшиной, А.П. Гусаровой, Г.Ю. Стернина. Однако непосредственно журналу “Мир искусства” посвящено не так уж много работ, что и определяет актуальность и научную новизну данной работы.
Цель дипломной работы – подробно изучить концепцию журнала “Мир искусства”. На основании цели в работе поставлены следующие задачи:
• проанализировать историю журнала и условия его появления,
• выявить основные концепции журнала и их эволюцию,
• выявить жанровое и тематическое своеобразие журнала,
• проанализировать основные рубрики и темы журнала,
• изучить особенности дизайна и специфику иллюстраций журнала.
Поставленные цели и задачи определили структуру данной работы. Первая глава посвящена истории журнала, условиям его зарождения и прекращения деятельности, а также особенностям развития. Кроме этого в первой главе анализируются основные творческие концепции журнала.
Во второй главе рассматриваются тематические и жанровые особенности содержания журнала, анализируется круг его основных тем, особенности его отдельных разделов. Во второй главе также рассматриваются особенности дизайнерского оформления журнала и помещаемых в нем иллюстраций.
1. ЖУРНАЛ “МИР ИСКУССТВА” КАК НОВАТОРСКОЕ ЯВЛЕНИЕ В ТВОРЧЕСКОЙ ЖИЗНИ РОССИИ
1.1. Условия появления и история журнала
В конце XIX века художественная жизнь в России была весьма оживленной. Общество проявляло повышенный интерес к многочисленным художественным выставкам и аукционам, к статьям и сообщениям периодической печати, посвященным изобразительному искусству. Не только московские и петербургские, но и многие провинциальные газеты и журналы имели соответствующие постоянные рубрики. Возникали разного рода художественные объединения, ставившие перед собой различные задачи, но преимущественно просветительского характера, в чем сказывалось влияние традиций передвижничества.
Одним из таких объединений являлось “Мир искусства”. В 90-е гг. позапрошлого века в изобразительном искусстве стал очевиден кризис не только академизма, но и передвижничества. Художники нового склада – В.А. Серов, И.И. Левитан, М.А. Врубель, К.И. Коровин, В.Э. Борисов-Мусатов, К.А. Сомов, Ф.А. Малявин – не порывая с традицией, всем своим творчеством заявляют о принадлежности их к “свободному реализму” подчеркивая индивидуальность живописной стилистики и собственное восприятие окружающего мира. Все эти мастера, не исключая Серова и Левитана, нуждались в понимании и поддержке, чего, разумеется, не приходилось ждать от консервативно настроенной критики, не способной уловить новые веяния в изобразительном искусстве и понять импульсы, толкавшие художников к поискам новых выразительных средств. Поэтому совершенно естественно, что новое художественное движение обрело своих истолкователей в лице таких же молодых ценителей, как А.Н. Бенуа, С.П. Дягилев, И.Э. Грабарь, С.П. Яремич, которые, будучи сами художниками (кроме Дягилева), одновременно испытывали внутреннюю потребность делиться с публикой мыслями и впечатлениями о новых явлениях в искусстве.
Искусство “мирискусников” возникло “на острие тонких перьев графиков и поэтов”. Атмосфера нового романтизма, проникшая в Россию из Европы, вылилась в причуды виньеток модных тогда журналов московских символистов “Весы”, “Золотое руно”. Рисунок узорных оград Петербурга соединился с устремлениями художников абрамцевского кружка И. Билибина, М. Врубеля, В. Васнецова, С. Малютина по созданию “русского национального стиля”.
С точки зрения художественного метода, если говорить о самом главном в творчестве “типичных” мирискусников, они больше синтетики, чем аналитики, графики чем живописцы. В графике мирискусников рисунок часто следует заранее сочиненному узору, а цветовое пятно обводится контуром, чтобы максимально подчеркнуть его “синтетический”, декоративный характер. Отсюда рассудочность, ирония, игра, декоративизм. Рисунок, живопись и даже скульптура подчинялись декоративно-графическому началу. Это объясняет и тяготение к синтезу различных видов и жанров искусства: соединению в одной композиции пейзажа, натюрморта, портрета или “исторического этюда”; включение живописи, скульптуры, рельефа в архитектуру, стремление использовать новые материалы, “выход” в книжную графику и музыкальный театр. Однако стремление к “художественному синтезу”, вообще характерное для периода модерна, которое, казалось бы, должно было привести к созданию “большого стиля”, самым парадоксальным образом стало причиной ограниченности творчества мирискусников. Эти художники “снижали понятие живописного толкованием его как декоративного ощущения действительности... тут и заключалось противоречие, приведшее к глубоко кризисному, быстрому размельчанию столь яркого и энергичного направления... От интенсивнейшей деятельности блестящей эпохи осталось очень много красивых произведений... Но совсем не появилось произведений всецело значимых...”. [Асафьев Б. Русская живопись. Л.–М.: Искусство, 1966, стр. 112.]
Возникновению объединения “Мир искусства” предшествовал маленький домашний “кружок самообразования” на квартире А. Бенуа, где собирались его друзья по частной гимназии К. Мая: Д. Философов, В. Нувель, а затем Л. Бакст, С. Дягилев, Е. Лансере, А. Нурок, К. Сомов.
Собираясь, друзья читали друг другу лекции на темы живописи, музыки, литературы, истории; слушали музыку в собственном исполнении.
“В занятиях их не было ни систематичности, ни серьезности, они носили скорее оттенок “шутовства и потехи”, вспоминал Бенуа. Но “пиетет к самой идее культурности”, по его словам, уже в то время стал определяющей чертой кружка. [Бенуа А. Возникновение “Мира искусства”. – Л., 1928. С. 39.] Немного позже зародилась мечта о том, чтобы, воспитав вкусы русского общества в области изобразительных искусств, музыки, литературы поднять русскую культуру и продвинуть ее на Западе.
В середине 1890-х годов в кружке Бенуа возникает мысль об издании художественного журнала. “Года три тому назад, – писал Бенуа в 1898 году, – я бредил о журнале...”. Журнал был плодом коллективных усилий всех членов кружка. На разных этапах его возникновения роль “двигателя” принадлежала то одному, то другому его участнику.
По свидетельству Бенуа, “заслуга первых толчков в сторону издания журнала” принадлежала А.П. Нуроку, включившемуся в кружок в 1892 или 1893 году. Альфред Павлович Нурок был старше прочих участников кружка и на первых порах имел на них значительное влияние. Широко образованный человек, знаток французской литературы и музыки, “он первый нас познакомил, – вспоминал Бенуа, – с рисунками Бирдлэ и пропагандировал Фидуса, Стейнлена и Т.Т. Гейне, оказавших такое влияние на наше художественное восприятие”. Нурок обладал язвительным остроумием, отличавшим впоследствии его писания в “Мире искусства”, где он выступал под псевдонимом “Силэн” и под литерами “А. Н.”. [Там же. С. 45.]
Но в эту пору кружок еще “не созрел” для издания журнала. Понадобилось довершение художественного и общего образования, расширение кругозора, “пробы пера” Бенуа и Дягилева, выступление на Выставке русских и финляндских художников для того, чтобы мечта о журнале могла претвориться в действительность. Главным деятелем стал С.П. Дягилев, который провел организационную работу в период пребывания Бенуа и большинства других участников кружка во Франции. В письме от 8/20 октября 1897 года он сообщал Бенуа: “Ты уже знаешь от Кости (Сомова), что я весь в проектах один грандиознее другого. Теперь проектирую этот журнал, в котором думаю объединить всю нашу художественную жизнь, т.е. в иллюстрациях помещать истинную живопись, в статьях говорить откровенно, что думаю, затем от имени журнала устраивать серию ежегодных выставок, наконец, примкнуть к журналу новую, развившуюся в Москве и Финляндии отрасль художественной промышленности, словом, я вижу будущее через увеличительное стекло [...] Я жду от тебя, по крайней мере, пять статей в год, хороших и интересных, все равно о чем [...] Названия журнала еще не знаю”. [Лапшина Н.П. Мир искусства. – М., 1977. С. 44.]
Название журнала долго не могли установить. Бенуа предлагал назвать его “Возрождение”, видимо, В ответ на обвинения новых явлений искусства в декадентстве. Споры о том, представляют ли собой новые тенденции в искусстве конца XIX века упадок, декаданс, или, напротив, возрождение искусства, уже велись в ту пору на страницах печати. В 1897 году в литературном приложении к “Ниве” была напечатана большая статья Грабаря, присланная им из Мюнхена, под боевым заголовком “Упадок или возрождение?”. Данный заголовок предлагался также и в качестве названия будущего журнала.
Среди предполагаемых названий будущего журнала были также: “Вперед”, “Новое искусство”, “Чистое художество”, “Красота”. Наконец, решено было назвать журнал “Мир искусства”. Название далеко не случайное. Основатели журнала как бы объявляли искусство особым миром, автономным от обыденной действительности, что в ту пору обострившихся споров о месте и роли искусства в обществе (достаточно вспомнить, например, печатавшийся как раз в это время в “Вопросах философии и психологии” трактат Л. Толстого “Что такое искусство”) звучало само по себе достаточно выразительно. Далее – в этом названии можно было ощутить претензию на признание достойными войти в круг искусства только те произведения, которые соответствуют критериям редакции журнала. Таким образом, уже само название журнала вызывало на спор, в нем содержался зародыш идей, впоследствии сформулированных на его страницах.
18 марта 1898 года был подписан издательский договор. Издателями, давшими средства, стали княгиня М. К. Тенишева и С.И. Мамонтов, редактором – С.П. Дягилев.
Всем членам дружеского кружка, вошедшим в редакцию, было ясно, что ведущим журнальным бойцом должен стать Бенуа. Но неожиданно для всех Бенуа, продолжавший во Франции работу над первым версальским циклом “Последние прогулки Людовика XIV”, – выказал некоторую холодность по отношению к зарождавшемуся журналу и сомнения по поводу своего в нем участия.
Колебания Бенуа поставили его друзей в Петербурге в немалое затруднение. В горячке подготовки журнала, уверенные заранее в участии Бенуа, они не были склонны обсуждать раздумья Бенуа и просто решили, что “Шура раскис”, стал “мартиндокствовать” Дягилев отвечал ему 5 июля 1898 года в характерном для него деловом стиле, “С большим количеством логики”:
“Милый друг, когда строишь дом, то бог весть сколько каменщиков, штукатурщиков, плотников, столяров, маляров тебя окружают, бог знает сколько хлопот надо то в строительном, то в ином каком-нибудь комитете. То кирпич, то балки, то обои, то всякая другая мелочь. Об одном только спокоен – это что фасад дома будет удачен, так как ты веришь в дружбу и талант архитектора-строителя. И вот выходит обратное, когда ты в пыли и в поту вылез из-под лесов и бревен, оказывается твой архитектор говорит тебе, что он дома выстроить не может, да и вообще к чему строить дом, есть ли это необходимость и пр.? И тут только ты понимаешь всю мерзость и кирпичей и всю вонь обоев, клея и всю бестолковость рабочих и пр. Так ты подействовал на меня твоим письмом”. [Лапшина Н.П. Мир искусства. – М., 1977. С.57.]
Однако натиск Дягилева не сразу сломил колебания его друга. В следующем письме к Философову Бенуа продолжает свои размышления о возможном значении журнала и анализ собственной личности применительно к критической деятельности. Бенуа ясно видно, что он с чувством большой ответственности подходил к вопросу об издании журнала и своего в нем участия. Более всего его заботит просветительская, культуртрегерская роль журнала. Но после некоторых колебаний вопрос об участии в журнале был решен положительно, и Бенуа бесповоротно ступил на стезю художественной критики, которая стала одной из главных частей его многосторонней деятельности. “Педагог”, “воспитатель” отлично ужился в нем с художником.
Пока Бенуа в Париже решал для себя “быть или не быть” художественным критиком, в Петербурге готовились к выпуску первые номера журнала. Помимо “Наполеона” редакции. Дягилева, ближайшее участие в работе принимал Д. Философов. Активную роль в журнале играли уже упоминавшийся А. П. Нурок, обычно писавший краткие остроумные заметки о художественных и музыкальных новостях, и В.Ф. Нувель, интересы которого были связаны преимущественно с музыкальной жизнью.
Из крупных художников наиболее близким “Миру искусства” человеком стал В. А. Серов, творчество которого “мирискусники” издавна высоко ценили. Он спас журнал от прекращения после первого же года издания. Серов был своего рода “уполномоченным” выставок “Мира искусства” по Москве и безотказно выполнял все, порой очень хлопотливые, поручения Дягилева по организации выставок,

Продолжение работы в архиве

Это вложение скрыто для гостей. Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Это сообщение имеет вложенный файл..
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь, чтобы увидеть его.

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Модераторы: Админчик
Время создания страницы: 0.116 секунд

Понравилось? Поделись с друзьями: